Новости » Общество 531

Донорство как гражданская позиция: какие изменения ожидают службу крови

Донорство как гражданская позиция: какие изменения ожидают службу крови
Ирина Славинская, президент ВМОО «Ассоциация молодых доноров Украины», основатель проектов ДонорUA и uDonors. Фото: Николай Тыс / ZIK

Украина должна была бы реформировать службу крови до конца 2017 года. Это предусмотрено Соглашением об ассоциации с ЕС, однако уже сейчас очевидно, что вовремя этот процесс не будет завершен. Тем временем общественные инициативы уже сейчас помогают пациентам, которые нуждаются в переливании крови, находить доноров быстрее и показывают, как этой службе работать более эффективно. Президент ВМОО «Ассоциация молодых доноров Украины», основатель проектов «ДонорUA» и uDonors Ирина Славинская рассказала в интервью ИА ZIK, почему для Украины важно введение регулярного донорства и какие трудности есть на пути реформирования этой системы.

Какие проблемы имеет служба крови

Реформирование службы крови в Украине было одно из условий Ассоциации Украины с ЕС. Что мы имеем по состоянию на сегодняшний день? И началась ли уже эта реформа?

– Да, она начались. Мы собирались несколько раз рабочей группой по поводу создания национальной стратегии системы крови. И вот сейчас эта стратегия уже принята, происходят определенные подготовительные этапы, проверки на станциях переливания в центрах крови, а затем будут внедряться дальнейшие шаги.

4 марта состоится обсуждение этой реформы на общественном уровне с привлечением Министерства здравоохранения и международных организаций, потому что общественность берет на себя определенный этап работы. Украина должна достичь уровня безвозмездного добровольного донорства, которого, к сожалению, у нас сейчас не существует. И общественность, в том числе средства массовой информации, будут играть в этом первостепенную роль, поскольку мы привлекаем людей к донорству и нам нужно распространять информацию, почему стоит быть регулярным добровольным донором. То есть есть большой массив работы, поэтому мы собираемся вместе со всеми участниками этого процесса для обсуждения следующих шагов, ведь только в синергии мы можем достичь действительного реформирования нашей системы крови.

– Какие найбольшие проблемы сейчас есть в данной системе и почему, собственно, она нуждается в реформировании?

Ірина Славінська, президент ВМГО «Асоціація молодих донорів України», засновниця проектів ДонорUA та uDonors. Фото: Микола Тис/ZIK
Ирина Славинская, президент ВМОО «Ассоциация молодых доноров Украины», основатель проектов ДонорUA и uDonors. Фото: Николай Тыс/ZIK

– Легче сказать, каких проблем нет. На самом деле их очень много. Во-первых, у нас нет регулярного донорства. Зато есть так называемое родственное донорство. А это означает, что это донорство ажиотажное и ситуативное – сегодня донор есть, потому что случилась беда, а завтра его нет. Тогда как служба крови нуждается в постоянных запасах, ведь люди попадают в аварии каждый день, кроме того, есть роженицы, есть люди с различными заболеваниями, идет война на Востоке, поэтому запасы крови нужны всегда.

Когда человек приходит сдавать кровь, ее забирают в специальный контейнер – гемакон. Далее ее сепарируют и делят на компоненты. Сразу переливается еритроцитна масса. Плазма замораживается на полгода на карантинный период. Для того, чтобы эту плазму перелить через полгода, донору нужно еще раз прийти и провериться. Если он этого не сделал, эту плазму обязаны утилизировать. А это средства бюджета. Зачем их тратить зря? Проще рекрутировать донора, чтобы предотвратить проблему утилизации.

Во-вторых, регулярный донор – безопасен, ведь его постоянно проверяют. И со временем мы можем отойти от эпидемий гепатитов, сифилиса и ВИЧ/Спида, потому что люди будут проверяться и следить за своим здоровьем.

Третье – это вопрос качества крови, что является важнейшим, ведь проверка донорской крови не соответствует европейским стандартам.

В целом мы имеем большой узел проблем развалившейся службы крови, которые показывают неэффективность существующей сейчас системы .

То есть это также причина того, что, с одной стороны, донорской крови постоянно не хватает, а с другой стороны, мы знаем, что ее выливают?

– Да, логистика, налаживание транспортировки компонентов крови – это одна из наименьших проблем, которая существует на территории Украины и которую на самом деле очень легко решить – купить авто для транспортировки. Наш проект «Кровомобиль» это сделал. Мы собрали деньги на автомобиль, который может транспортировать компоненты крови в проблемные районы. Сейчас это АТО, завтра это может быть любая авария или техногенная катастрофа. Но такой автомобиль нужено не один, а при каждой станции.

С логистикой есть проблема, потому что нет обмена ни кровью, ни компонентами крови, ни информации о запасах, ни даже обмена информацией о том, может ли человек с киевской пропиской во Львове сдать кровь. Например, никто не знает во Львове, стою я в Киеве на учете в сифилисном или в любом другом диспансере, есть ли у меня ВИЧ/СПИД. И поэтому я здесь не могу сдать кровь.

И это большая проблема. Сейчас у нас в стране каждый 15-й – переселенец, который потенциально мог бы стать донором, но не может этого сделать, потому что есть такие территориальные ограничения.

Что мотивирует людей сдавать кровь

Ірина Славінська, президент ВМГО «Асоціація молодих донорів України», засновниця проектів ДонорUA та uDonors. Фото: Микола Тис/ZIK
Ирина Славинская, президент ВМОО «Ассоциация молодых доноров Украины», основатель проектов ДонорUA и uDonors. Фото: Николай Тыс/ZIK

Вы сказал, что Украине нужно перейти на безвозмездное добровольное донорство. Что в таком случае должен мотивировать человека сдавать кровь?

– Следует строить культуру донорства и донести ко всем, что мы доноры потому, что мы люди, а не только тогда, когда кто-то умирает. Такое понимание следует строить с детского сада, со школы. Поэтому у нас есть проект – экскурсия на станцию переливания для школьников, которые приходят и воочию могут увидеть весь процесс, а врачи им рассказывают, зачем сдавать кровь, как она хранится и так далее. Тогда у детей формируется уже совсем другое видение.

Во-вторых, необходима соответствующая поддержка государства, написание национальной программы развития безвозмездного добровольного донорства. На каждой станции переливания врач должен поощрять сдавать кровь, чтобы донор пришел туда с удовольствием еще раз. Вы были на станции переливания в Львове? Там на вас посмотрят и на глаз скажут – да, 50 кг нет, вы не подходите. Даже если вы скажете, что весите больше 50 кг. Так, врач прав в некоторых случаях (когда отказывается у кого-то принимать кровь, – ред.). Но есть закон, который говорит: от 50 кг. И нельзя позволять врачу такой огромный диапазон действий. Он должен действовать на основе закона и принимать решения на основе определенных физических особенностей человека, а не на глаз посмотреть. У нас очень много жалоб из Львова, что людей не принимают без регистрации, женщин с весом 55 кг не принимают, хотя они здоровы. Тогда у донора, который пришел раз и ему отказали, просто возникает вопрос: значит, не надо сдавать кровь, значит, у вас все хорошо? И он уже второй раз не придет.

Поэтому и на станциях переливания нужно работать с кадрами, чтобы они были более приветливыми и индивидуально подходили к каждому донору. Ведь донор – это очень важный человек. Он фактически дарит свой орган для спасения жизни другого человека. И этому нужно максимально содействовать, а не на первом же шаге отрубать это желание.

Такая ситуация на станциях переливания возникает тогда, когда более 70% персонала предпенсионного или пенсионного возраста. Это не свидетельствует ни о чем больше, кроме того, что у этих людей огромный стаж работы, авторитет и нежелание учиться. Вот у них есть позиция «так было 30 лет и так будет – я так сказал или я так сказала». К сожалению для них и к счастью для Украины, уже не так, как было 30 лет.

Медицинское сообщество вообще очень консервативно, не стремится к переменам, особенно если говорить о работниках, которые уже имеют большой стаж. Проблема в том, что большинство из них никак не хотят интегрироваться в новые условия. Когда я рассказываю на станции переливания, что мы создали «ДонорUA» – автоматизированную систему рекрутинга доноров, как вы думаете, сколько слов из этой фразы люди знают?

Немного, пожалуй.

– Немного. Мне нужно рассказать, что такое автоматизированная система, что такое рекрутинг доноров и почему мы за помощью чат-ботов в соцсетях их рекрутируем. Кстати, о чат-ботах. Это новый сервис, с помощью которого люди могут задавать вопросы, касающиеся донорства, и сразу же получать на них ответы. Так вот, у работников на станциях переливания от этой информации просто взрыв мозга. Они не доверяют этим инструментам, не знают, как ими пользоваться, тогда как весь мир уже использует такие инструменты.

<nbsp;>

Можете рассказать об этой автоматизированной системе? И удалось ли уже с ее помощью достигнуть каких-то результатов?

«ДонорUA» мы основали в 2014 году и начали интенсивно над ним работать, когда выиграли грант от IDCEE 2014 (это такая международная конференция инновационных технологий) в размере 100 тыс. грн. С этими средствами мы начали разрабатывать систему.

Сейчас эта программа уже насчитывает почти 10 тысяч доноров, и мы уже почти достигли нашей цели, которую ставили в начале проекта. Теперь мы планируем привлечь 2 млн людей, потому что когда в стране 10% населения являются донорами, она не имеет проблемы дефицита крови.

Чтобы решить вопрос для одного реципиента, найти для него необходимое количество доноров, два года назад нам потребовалось четыре-пять дней. Сейчас с помощью системы «ДонорUA» мы решаем этот вопрос за 20 минут. Соответственно, чем больше в системе зарегистрировано людей как доноров, тем быстрее она работает.

Эта система не только помогает быстро находить доноров, но и имеет бонусную программу, которая поощряет людей быть регулярными донорами: сдал кровь бесплатно, загрузил свою справку, получил сто баллов, которые можно использовать на кино, на театр. Во Львове, например, это еще может быть фотосессия. Мы привлекаем разных партнеров, чтобы еще немного стимулировать наших доноров. Это маленький бонус за огромный вклад в развитие донорского движения. Человек осознает, что ему сказали «спасибо», и он готов приходить еще.

Как стать донором

Ірина Славінська, президент ВМГО «Асоціація молодих донорів України», засновниця проектів ДонорUA та uDonors. Фото: Микола Тис/ZIK
Ирина Славинская, президент ВМОО «Ассоциация молодых доноров Украины», основатель проектов ДонорUA и uDonors. Фото: Николай Тыс/ZIK

Какие еще есть требования к потенциальному донору, кроме веса 50 кг?

– Это возраст от 18 лет. Этот человек должен быть гражданином Украины, хотя некоторые станции принимают и не украинских граждан, но имеющих постоянную регистрацию здесь. Донор должен быть здоровым человеком. Это означает, что он не имеет хронических заболеваний – псориаз, сердечно-сосудистые, удаление конечностей, резекция любого органа. Это абсолютное противопоказание.

Есть еще временные противопоказания – это грипп, простуда, герпес или аллергия в активном состоянии, пирсинг или татуировки, которые были сделаны менее года назад. Безопасная доза сдачи крови – 400 мл. Именно такая доза полезна для здорового человека. Для нездорового человека она может углубить какие-то хронические процессы и ухудшить состояние.

Как это подтверждается? Человеку необходимо приносить какие-то справки, що у него нет этих заболеваний?

– Нет, путь донора очень простой. Он с паспортом приходит в регистратуру, где отвечает на вопросы. Кстати, на сайте «ДонорUA» есть эта анкета, которая утверждена МИНЗДРАВОМ. Ее можно просмотреть и предварительно подготовиться, например, узнав, что перед сдачей крови необходимо позавтракать. После этого происходит определение группы крови и уровня гемоглобина. На некоторых станциях могут проводиться и другие исследования, в зависимости от того, как станция обеспечена финансово.

Затем терапевт взвешивает человека, измеряет давление, задает еще раз те вопросы, потому что человек мог что-то не вспомнить сразу. После этого человек пьет чай, ест булочку или печенье и идет в манипуляционную сдавать кровь. Весь этот процесс занимает 30-40 минут, если нет очередей. Сама сдача крови длится до 10 минут.

Как в дальнейшем проверяется кровь? Скажем, если у человека ВИЧ/СПИД, но она об этом не знает и сдает кровь?

– Ей обязаны об этом сообщить. Не все станции это делают. Кровь проверяют на четыре инфекции – ВИЧ/СПИД, гепатиты В и С и сифилис. И, к сожалению, обратной связи с донором нет. То есть если эти анализы положительные, они идут в диспансеры, которые должны связаться со службой санэпидемстанции, а она с врачом района. Но я за пять лет не видела такой практики, чтобы кто-то кому-то звонил и говорил, что ваши анализы пришли.

Поэтому мы говорим донорам, чтобы они через два дня позвонили на станцию и узнали свои анализы. Но на станциях иногда методы проверки чрезвычайно неточные. Поэтому мы в таких случаях рекомендуем донорам провериться в частных лабораториях, которые используют более современные и точные методы. В случае если анализы подтвердятся, мы обязательно такого человека поддержим и посоветуем, куда можно обратиться.

Но реформа службы крови предусматривает повышение стандартов проверки крови на самих станциях?

– Да, однозначно. Первое, что нам нужно сделать, – это изменить стандарты проверки и повысить качество крови. Поэтому реформа предусматривает установление в шести областях лабораторий ПЦР (лабораторий молекулярной диагностики, – ред.), куда будут свозить кровь для проверки со всей Украины.

Качество крови – это первое и самое важное требование ЕС. Если мы входим в европейское сообщество, мы делимся, не только нашей рабочей силой. Потенциально мы можем отправить в европейский завод-фракционатор плазму для переработки, а они нам взамен выдадут альбумин. Но они не могут взять плазму непроверенного качества. Одна зараженная доза, как ложка дегтя в бочке меда, сразу все испортит. Поэтому нам необходимо прийти к единой стандартизации и единому уровню качества крови.

Есть ли уже расчеты, какой объем финансирования требуется для проведения такой реформы?

– Нет, на последних заседаниях это не озвучивалось. Сначала была прописан вид, сейчас прописана стратегия, и теперь будут считать, что нужно для того, чтобы все это реформировать.

По вашим ожиданиям, сколько нужно времени на проведение этой реформы?

Ірина Славінська, президент ВМГО «Асоціація молодих донорів України», засновниця проектів ДонорUA та uDonors. Фото: Микола Тис/ZIK
Ирина Славинская, президент ВМОО «Ассоциация молодых доноров Украины», основатель проектов ДонорUA и uDonors. Фото: Николай Тыс/ZIK

– Вообще согласно требованиям Ассоциации с ЕС нужно до конца 2017 года это все внедрить. Возможно, до конца этого года будет заложен фундамент и запущен маховик изменений, но однозначно за год мы не справимся. Я бы на это все отвела срок от трех лет.

Сейчас, к примеру, Министерство здравоохранения внедряет систему Е-Health. Это означает, что у всех будет свой идентификационный номер. То есть я пришла к врачу на прием и он по моему номер видит во всей системе, донор ли я, стою ли я на учете в каком-то диспансере, какие у меня есть прививки, когда я болела гриппом. Так же и для службы крови мы помогаем прописывать путь крови от донора до пациента. Это устраняет и коррупционную составляющую, потому что коррупция существует, в основном, на звене пациент-врач.

То есть это очень сложный процесс, работы очень много, и этот путь будет чрезвычайно сложно без сбоев и саботажа пройти.

Беседовала Татьяна Штыфурко,
ИА ZIK

Додайте ZIK.UA в обрані джерела Додати в обрані Google News

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.