Новости » Общество

Канализация Львова: почему «деньги не пахнут», кто такие «пурганты» и прочее в «удивительной» книге

Две книги, которые увидели свет в издательстве «Аверс» – «Канализация города Львова (от начала XV века до 1939 года)» автора Павла Гранкина (уже покойного) и «Водопровод города Львова (от начала XV века до 1939 г)» автора Кристины Харчук, – были отмечены как лучшая книга на Форуме издателей. Работа над подготовкой к печати этих книг длилась шесть лет, объединяет их набор карт, изданный в виде третьей книги. Такие фундаментальные исследования канализации и водопровода Львова с XV века до 1939 года опубликованы впервые, они содержат много нового интересного материала, изложенного в доступном научно-популярном стиле с сохранением исторических фактов. В них представлено много качественных фотографий.

Об этом сказала директор издательства «Аверс» Галина Гнидюк.

Оказывается, что такие привычные для современного человека блага цивилизации, без которых невозможно сейчас представить жизнь – водопровод и канализация – появились во Львове очень давно, еще в XIV веке. Правда, они имели не такой современный вид, как теперь. Их развитие продолжалось долго и содержит много различных интересных фактов, которые находят свой отпечаток в нынешних условиях. Скажем, когда за неуплату «водного» налога отрезали трубы, теперь это применяют. Плату за пользование туалетами брали уже в Древнем Риме. А проблемы с мусором сопровождали Львов и в средневековые и более поздние времена.

Еще очень много разного и необычного можно почерпнуть из этих двух книг, которые вызывают немалый интерес. Предлагаем ознакомиться с отдельными цікавенькими фактами из них.

Начало канализации Львова

Первые упоминания о работах по водоотведению – копание рвов и канав – содержатся в записках Мартина Ґруневера (1606-1606) и описании Львова Иоганна Алембека (Альнпека) (16031606).

<nbsp;>

Согласно их сведениям, водоотводные канавы и рвы были одними из первых инженерных сооружений, появившихся в княжеском городе. «Если учитывать, что тогдашняя техника почти не менялась на протяжении веков, то можно предположить, что она была почти такая, как и в более поздние времена: выкопанные в земле канавы с укрепленными сваями (или фашинами) берегами; иногда применяли выдолбленные деревянные желоба (корыта).

Такими были истоки канализации Львова. Ее развитие будто в миниатюре повторял развитие канализаций в древних культурах. В Древнем Египте использовали желоба для орошения полей фекалиями. Закрытые сточные канавы со временем стали заменять подземными каменными каналами.

С туалетами Древнего Рима связана и крылатая фраза «Деньги не пахнут» («Ресипіа non оlet»). Как повествует Светоний, Тит (сын императора Веспасиана Флавия) упрекал отца за то, что он даже уборные обложил налогами. Тот взял монету из первой прибыли, поднес к его носу и спросил, воняет ли она. «Нет», – ответил Тит. «А ведь это деньги с мочи», – сказал Веспасиан. С легкой руки Веспасиана Флавия плата за пользование канализацией стала общим явлением и остается актуальной до сих пор.

Сохранились только попутные упоминания о канализации Львова в городских актах и хрониках, на основании которых можно сделать определенные выводы о месте расположения городских каналов. Так, в хронике Зубрицкого говорится: «1719 Год... Под городом было два старинных больших главных канала для его осушения, глубиной в человеческий рост, из которых один от Галицкой брамы аж на Краковское предместье под еврейские лавки выходил». 1404 годом датирует Луция Харевичова начало работ над львовским водопроводом и связанное с ним создание подземной канализации.

Необходимость постоянного дренажа обусловливалась высоким уровнем подземных вод в городе. Этому уровеню дает представление случай, произошедший в 1521 году при переносе с монастырского кладбища до костела тела Святого Яна из Дукли. Тогда в раскопанной могиле появилось такое количество воды, что позже там сделали колодец и эту воду считали целебной.

Кроме главных каналов, проходивших под улицами города, существовали и второстепенные, которые отводили воду из храмов, городских зданий и тому подобное.

«Пурганты, что навоз разгребали»

Очисткой подземных каналов и ринштоков ведали рурмастера, а непосредственными исполнителями были «пурганты, что навоз разгребали». В обязанности последних входил также вывоз нечистот из города. Среди городской службы «пурганты» появились с 1525 года. До этого очисткой города заведовал палач, а убирали город как, например, в 1467 г два раза в год: перед Пасхой и перед днем Святого Михаила (29 сентября). Иногда чистили также и площадь Рынок – перед процессией в праздник Божьего Тела. Только со времен эпидемии 1548 года растет забота о чистоте города. Тогда нанимали постоянного слугу для еженедельной очистки города и вывоза нечистот.

Каналы служили для дренажа, а фекалии скапливались в выгребных ямах туалетов в камяницах, которыми пользовались все жители дома. Немалую популярность в то время имели ночные горшки, которые состоятельные люди возили с собой. Очень часто их содержимое выливали не в выгребные ямы, а просто на улицу.

Санитарное состояние еврейского участка был ужасным, евреи не имели городского гражданства и не платили налогов, поскольку считались королевскими подданными. «Не удивительно, что где только евреи ни проживали – около городской стены или башни, – там были «навоз на полтора, два, два с половиной (роста) хлопа».

В 1772 году, когда Львов стал столицей Королевства Галиции и Ледомерии в составе Австро-Венгерской империи, грязи на площади Рынок было так много, что в нем застряла карета самого императора Иосифа II вместе с запрягом из шести лошадей.

Одной из акций новой власти была начатая в 1777 году разборка городских фортификаций, продолжавшаяся вплоть до 1820 года. Вместе с упорядочением Нижних (западных валов) продолжались работы по регуляции реки Полтва, которая была стоком подземных каналов, расположенных преимущественно в центральной части города. В 1861 году появился первый канал, воды которого отводились не в бассейн Полтвы, а к потоку в Белогорще (бассейн Днестра). Кроме каменных во Львове были и деревянные каналы. Выполненные из дубовой древесины, прямоугольные в сечении, они были усовершенствованным вариантом известных еще со средневековья «корыт» – желобов, по которым отводили воду.

Каменные и деревянные каналы, а также открытые ринштоки составляли канализационную сеть тогдашнего Львова, которая создавалась стихийно, без какого-либо плана, по мере развития города и увеличения его населения. Неплотные каналы и выгребные ямы загрязняли грунтовые воды и это способствовало частым эпидемиям. Так, эпидемия холеры, продолжавшаяся с 22 мая по 24 сентября 1831 года, унесла жизни 2621 жителю города. Потребность модернизации львовской канализации становилась все более актуальной.

Перекрытия Полтвы дубовыми плахами

<nbsp;>

Конец 1870-х годов стал временем появления первых планов создания более современной системы канализации. С 1878 года наряду с кирпичными начинают применять и каналы из бетонных труб. В 1890 г. Было вымощено дно Полтвы в районе пл. Сольських (теперь пл. Зерновая) и перекрыта река дубовыми плахами на площади Резни. Одновременно строили каналы в разных участках Львова, в основном в пригородах.

В 1906 году инженер Юзеф Зажицкий обнародовал свой труд «О канализации города Львова». Сеть города автор поделил на 16 канализационных бассейнов. Этот план был использован в будущем для более детального плана канализации г.Львова.

В конце 1920 года начались работы над дальнейшим перекрытием Полтвы, которое было доведено до тогдашней границы города. Перекрытая часть реки заканчивалась на территории Клепарова, в районе нынешней улицы Торфяной. Далее река текла в открытом русле, дно и берега которого были выложены брусчаткой.

<nbsp;>

Работы над созданием единой системы канализации города продолжались даже в апогей кризиса 1930-1931 годах. Но ее не удалось полностью создать до начала Второй мировой войны.

«Ловцы жемчуга» или «манеляжи»

На 1938 год общая протяженность городской канализации составила почти 163000 метров. Автор единственного очерка, посвященного львовской канализации, Александер Мединский дает не только общий технический осмотр городской канализации, но и останавливается на человеческих аспектах этого подземного мира: «...случается, что канал расположен под полом, до которого таким образом легко добраться из подземелья. Поэтому нет ничего удивительного, что подземелья составляют удобный терен для криминальных элементов, которые совершают из каналов посягательство на чужую собственность». Также он пишет о людях, которые родом из пригорода и отбывают со стороны Замарстынова в путешествия подземными каналами, где иногда часами занимаются «ловлей жемчуга». Назвали их «ловцами жемчуга», а на специальном жаргоне их зовут «манеляжами». Они приходят в подземелье, чтобы вылавливать из мутных струг «сокровища», которые попадают туда со сточными водами. «Манеляжи», выбрав удобное место, забрасывают в воду маленькие сети, а когда набирают в них густой донный осадок, выбрасывают его на тротуар и, приблизив ночник, маленькими грабельками ищут в нем разнообразные ценные предметы, иногда из-за неосмотрительности попадающие в канализацию.

Первый водопровод во Львове

Согласно материалам археологических раскопок, которые были проведены С. Терським в 1997 году, первый львовский водопровод из керамических труб, появившийся в жилых кварталах вокруг Старого Рынка на Подзамче, можно датировать XIV веком. Водопровод, вероятно, шел от источников Высокого Замка (современная ул. М. Кривоноса) в сторону еврейского квартала. На время раскопок, водопровод был обнаружен на глубине четырех метров, еще хорошо сохранен, в керамических трубах еще текла родниковая вода. Как и все водопроводы средневековой Европы, львовский водопровод прокладывали в особой секретности – документов, которые бы обнаружили точное место расположения водопроводных сооружений, не обнаружено.

Трубопроводных мастеров или строителей водопровода называли рурмастерами. Им помогали подчиненные, прокладывавшие каналы и чистящие колодцы. Во второй половине XV века во Львове работало немало рурмастеров, приглашенных городом из других стран. Рурмастера принадлежали к хорошо материально обеспеченным работникам.

На строительство водопровода, независимо от того, должен он служить частным или общественным нуждам, в средние века необходимо было иметь королевское разрешение. В начале XVII века. из городского водопровода, с согласия магистрата, воду за малую плату подвели к каждому дому в центре. За потребление воды пользователи платили так называемые «водные» или «рурные» («трубные»).

<nbsp;>

С водопроводов, подсоединенных по индивидуальным контрактам к домам полноправных граждан, то есть римо-католиков, плата была отдельная. Городская власть пыталась ограничить доступ к воде армянам, русинам, евреям, а также духовенству и шляхте, которые не хотели платить городу налоги. За неуплату им отрезали водопроводы.

В XVII ст. (1654–1655) львовские водопроводы строили из керамических труб, но впоследствии рурмастера убедились, что такие водопроводы дорогие и ненадежные прежде всего в местах пересечения с фортификационными сооружениями. Поэтому наиболее распространенными стали деревянные трубы, просверленные из стволов дуба, ольхи или сосны. Внутри трубы просверливали канал диаметром 15-20 см, в который забивали железные цилиндрические соединительные муфты длиной около 30 см, которыми соединяли деревянные трубы в герметическую нить водопровода.

Система водоснабжения в средневековом Львове была гравитационной и включала водозаборы, водосборники и водопроводную сеть. У подножия Высокого Замка за Николаевской церковью был источник и водосборник, известный еще со времен князя Льва.

Фонтаны на площади Рынок

В 1770 году площадь Рынок уже имела четыре колодца с каменной обмуровкой на всех углах, которые обеспечивались водой из пригородных источников. Впервые все эти колодцы появились на древнем плане Львова в 1770 году и представлены как fontes ciritata. Они не были фонтанами в прямом смысле этого слова – вода в них не бьет вверх, а вытекает двумя струями. Впоследствии, в XIX ст. известный львовский скульптор Гартман Витвер украсил их каменными статуями мифологических персонажей – Нептуна, Амфитриты, Адониса и Дианы.

К древним колодцам Львова XVII века относят колодец монастыря Святого Лазаря, колодец Бернардинского монастыря и колодец на Высоком Замке. Колодцы находились под наблюдением городского химика Мечислава Дунин Вонсовича, и после выдачи им свидетельства о непригодности их закрывали или даже закапывали. По его данным, наиболее пригодной для питья считалась вода на Погулянки.

В начале XIX века для отдыха состоятельных слоев населения сооружали платные купальни на прудах, которые были оборудованы раздевалками, ресторанами и обслугой. Одно из первых таких заведений возникло на Железных Водах.

Развитие системы водоснабжения Львова

В 1896 году начали поиск новых источников для водоснабжения города, было решено заложить новый водопровод. Торжественное открытие и освящение нового водопровода от Воли Добростанецкой состоялось 9 марта 1901 года.

Городская сеть состояла из двух систем: кольцевой и разветвленной тупиковой. Эти две системы возникли из-за характера городской застройки. В центре города и там, где при существующих улицах было возможно замкнуть кольцо водопровода, применялась первая система, а в тупиковых и лишь частично построенных улицах – вторая.

В 1928 году введен в действие водопровод из источников в г. Великополе – местности, отдаленной на 2,6 км от Воли Добростанецкой. В 1930-х годах в окрестностях города, куда нельзя было довести водопроводную сеть, было построено много вентиляционных колодцев, а также скважин с насосами. Тогда же существовал и так называемый парк водовозних цистерн и ассенизационных колодцев Антония Кунца. Цистернами завозили воду в те части города, где был недостаток питьевой воды, а также поливали улицы для очистки от грязи.

В строительном сезоне 1932 и 1933 годов из-за значительной нехватки водопроводной воды в двух частях города – на верхнем Лычакове и Новом Львове вблизи Железной Воды возведены две водонапорные башни. В 1933–1935 годах во Львове соорудили три плавательных бассейна: крытый на ул. Стшалковской, 5 (теперь – пл. С. Петрушевича, 1), и открытые – «Замарстынив» (теперь «Спартак») и «Железная вода» («Динамо»).

<nbsp;>

Львовские бани

Популярностью пользовались также львовские бани. В городских банях на ул. Бальоновий (теперь ул. Под Дубом), а также в первых общественных банях на ул. Бема (ул. Я. Мудрого), основанных в 1912 году, в конце 1930-х годов в течение месяца могло купаться 5500 человек. Бани тогда начали строить также при школах, гимназиях, магистратских домах, домах железнодорожников и тому подобное.

В 1939 году водопроводная сеть насчитывала 312 км, к ней было подключено 7912 домов. В начале XX Львов имел шанс стать портом и войти в систему водных путей Европы. Галицкие инженеры создали проект, согласно которому город можно было совместить с водными путями Европы двумя каналами. Первый канал должен соединять Днестр с Вислой, а следовательно – Черное море с Балтийским. Второй канал предусматривал сообщения через Буг со Стиром, а дальше с Припятью и Днепром. Однако во времена Австро-Венгрии эти проекты так и не были реализованы, а потом помешала Вторая мировая война.

Подготовила Галина Палажий


Реклама

Как очистить воду? Можно воспользоваться народными средствами. Или же установить фильтры под мойку. Как это сделать? На сайте http://c-house.org Вашему вниманию представлен каталог этой продукции и видеоурок по сборке системы очистки воды.

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...