Украина и Польша: Полумеры Варшавы, или Восстановление памятника УПА как шаг к примирению

Deutsche Welle
Deutsche Welle

Немецкая международная общественная телерадиокомпания

Владимир Зеленский и Анджей Дуда Офис президента Украины

Визит президента Польши Анджея Дуды в Киев показал — в спорных вопросах общей истории в Варшаве сейчас готовы говорить конструктивнее. Но эксперты пока настроены крайне осторожно. Почему?

Об этом пишет Deutsche Welle.

Еще два года назад тогдашний министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский мог позволить себе не подбирать дипломатических выражений, когда речь шла о конфликте с Украиной из-за разных взглядов на события общей истории двух стран. Одной из наиболее известных цитат министра того времени, пожалуй, являются его слова о том, что "с Бандерой" Украина не сможет войти в Европу. "Мы будем твердо требовать от Украины, чтобы все дела (по спорным историческим вопросам, — ред.) были решены до того, как Киев будет стоять у ворот Европы с просьбой о членстве", — заявил Ващиковский в июле 2017 года.

Впрочем, уже в январе этого года во время встречи с президентом Украины Владимиром Зеленским в Варшаве его польский коллега Анджей Дуда заявлял о том, что многие исторические вопросы между странами, которые ранее были проблемными, последовательно и спокойно решаются. В июле этого года в МИД Польши выразили надежду на возобновление работы польско-украинского форума историков. А несколько дней назад, накануне визита Дуды в Киев, стало известно, что на горе Монастырь в Польше был восстановлен разрушенный вандалами в 2015 году памятник на могиле воинов Украинской повстанческой армии (УПА).

На этом фоне, уже в украинской столице Дуда заявил, что его обсуждение исторических вопросов с Зеленским состоялось крайне конструктивно, даже несмотря на то, что эта проблема имеет много сложных элементов. А президент Украины в совместном с Дудой интервью вообще сказал, что "сегодня, как политический вопрос, вопрос исторической памяти снят полностью".

Новости по теме: Национализм и взаимные претензии: Польша, Венгрия, Румыния, Украина и Россия, кто следующий?

ПиС больше не нужна борьба за историю

Такую достаточно резкую смену риторики со стороны Варшавы, по мнению украинского историка Александра Зинченко, трудно объяснить лишь сменой власти в Киеве. Даже после победы Владимира Зеленского над своим предшественником Петром Порошенко и замены руководства Министерства иностранных дел Украины и Украинского института национальной памяти (УИНП) политика Киева по спорным историческим вопросам в отношениях с Польшей на самом деле принципиально не изменилась. "В МИД и УИНП и раньше, и сейчас последовательно отстаивали позицию, что такие вещи, как, например, восстановление памятника на горе Монастырь, — это обязательства польской стороны по двустороннему соглашению между нашими странами. Однако памятник, который был разрушен пять лет назад, заново поставили только сейчас", — рассуждает Зинченко.

Немного другой точки зрения придерживается программный директор коллегиума Восточной Европы имени Яна Новака-Ежоранского во Вроцлаве Адам Бальцер. Он отмечает, что Владимир Зеленский, для которого политика исторической памяти не является приоритетной, и новый руководитель УИНП Антон Дробович являются более комфортными для польской стороны чем Петр Порошенко и демонизированный многими поляками Владимир Вятрович. "Это, конечно, не означает, что новые лица в украинской политике пренебрегают вопросами истории — но тот факт, что они не акцентируют на них внимание, сосредоточившись на экономических вопросах, облегчает общение для Варшавы", — объясняет Бальцер.

В то же время польский эксперт соглашается с Зинченко в том, что история стала важным инструментом во внутриполитической борьбе в самой Польше. По мнению обоих собеседников DW, правящая партия "Право и справедливость" (ПиС), от которой баллотировался Дуда, имела выгоду от жесткой позиции по спорным с Украиной историческим вопросам. "И это касалось не только Украины — исторические споры власти Польши вели с Германией, Израилем и даже США", — вспоминает Зинченко. Впрочем, добавляет он, после окончания парламентского и президентского избирательных циклов такая риторика перестала быть необходимой, и Варшава перешла к более прагматичному подходу в высказывании своих исторических претензий.

Полушаг Польши к историческому примирению

Оба эксперта также соглашаются с тем, что последние позиции свидетельствуют о прогрессе в преодолении исторических противоречий между Варшавой и Киевом. Однако говорить о полном потеплении в отношениях в этой сфере, по словам Зинченко, пока рано. Много жестов польской стороны, по мнению историка, свидетельствуют о том, что на мировоззренческом уровне видение общей истории в Варшаве продолжает оставаться на удивление отличным от видения в Киеве. В качестве иллюстрации он приводит недавние высказывания посла Польши в Германии, который в мае этого года в письме своему украинскому коллеге в Берлине Андрею Мельнику решил заявить, что во время Второй мировой войны на самом деле погибло не около восьми миллионов украинцев, а "лишь" несколько сотен тысяч.

На принципиальное различие в восприятии общей истории времен Второй мировой войны указывает и Бальцер. По его словам, в то время как в Украине жертвами советского и нацистского режимов в основном считают обе нации, в Польше распространенным является мнение, что значительное количество украинцев были пособниками преступлений нацистов. "Поэтому восприятие УПА в обеих странах является часто почти прямо противоположным", — объясняет эксперт.

Бальцер обращает внимание на тот факт, что для взаимного примирения на исторической почве Украина сделала пока что больше, чем Польша. В связи с этим он вспоминает одностороннее решение Киева снять мораторий на поиск захоронений польских воинов на украинской территории. "Варшава пока не сделала ни одного соразмерного шага навстречу", — признает Бальцер. Большой проблемой он называет также промедление польской стороны с восстановлением памятников на местах захоронений украинцев на территории Польши и наказанием виновных в вандализме в отношении них.

Соглашается с этим и Зинченко, по словам которого восстановление мемориала на горе Монастырь стало пока первым и единственным среди 19 украинских мест памяти, пострадавших от вандалов на территории Польши с 2014 до 2019 годов. На фоне готовности украинской стороны в максимально быстрые сроки восстанавливать польские памятники на территории Украины и после нескольких лет ухудшения отношений в исторической сфере, такое смягчение со стороны Варшавы выглядит полушагом, в искренности которого украинская историческая общность, по словам Зинченко, имеет все основания сомневаться.

"Если внутриполитическая ситуация в Польше снова потребует мобилизации исторических конфликтов с соседями, нет никакой гарантии, что ситуация снова не ухудшится", — предупреждает Зинченко. Поэтому, уверен он, на восстановление доверия между двумя государствами даже при самом оптимистичном сценарии понадобятся годы.

Бальцер, в свою очередь, также говорит о том, что для возвращения к нормальным отношениям понадобится много взаимных шагов с обеих сторон. "Но сейчас мяч точно находится на польской стороне — на фоне украинских уступок пришла очередь Варшавы сделать заметный шаг навстречу", — говорит эксперт.

Александр Голубов

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...