Ситуация вокруг Нацбанка и дальнейшие прогнозы, - экспертный комментарий председателя Совета НБУ

Богдан Данилишин
Богдан Данилишин

Украинский политик, экономист и государственный деятель. Министр экономики Украины в 2007-2010 гг

Национальный банк Украины rp.gov.ua

Глава Нацбанка Яков Смолий подал в отставку из-за "политического давления" на его деятельность. Глава Совета НБУ Богдан Данилишин подробно описывает политику центрального банка в последние годы, указывая на допущенные ошибки и достигнутые успехи. А также предоставляет разбор задач следующего главы НБУ для укрепления экономики страны.

Об этом пишет Богдан Данилишин на своей странице в Facebook.

Относительно ситуации вокруг НБУ

Как Глава Совета НБУ хочу заверить, что Совет НБУ был и останется на позициях соблюдения независимости Национального банка Украины. Мы будем способствовать сохранению всех лучших достижений НБУ как за годы Независимости Украины, так и за период 2014-2020 годов.

Однако политику, которую проводило Правление НБУ в последние годы, трудно назвать взвешенной и сбалансированной.

Основные плюсы:

  1. Завершена реформа банковской системы, имплементированы международные стандарты банковского регулирования;
  2. Введен режим инфляционного таргетирования и гибкого обменного курса, что потенциально снижает валютные риски для страны;
  3. Достигнут заметный прогресс в снижении уровня инфляции в Украине.

Основные минусы:

  1. Монетарная политика проводилась с недостаточным вниманием (фактически с игнорированием) в целях поддержания устойчивых темпов экономического роста. Центральный банк перешел к жестким параметрам монетарной политики в условиях критически слабого внутреннего спроса, что привело к стагнации экономики и ее дальнейшему падению. Почти 2 года Украина остается лидером среди стран Восточной Европы по уровню жесткости монетарной политики.
  2. Политика НБУ на валютном рынке была ошибочной. Фундаментальных факторов для ощутимого укрепления гривни (в 2019 г. реально на 20%) не существовало. Ревальвация гривни привела к убыткам предприятий, падению доходов государственного бюджета. Национальный банк не воспользовался возможностью выкупа валюты для пополнения валютных резервов, и в кризис 2020 г. Украина вошла с резервами, которые на 20% отстают от норматива по композитному критерию МВФ.
  3. Политика высоких процентных ставок пагубно сказалась на финансовой устойчивости ведения хозяйства и государственных финансов. К сожалению, НБУ не уделял внимание росту макрофинансовых рисков в этих секторах экономики. Критически снизился уровень кредитования реального сектора. В секторе государственных финансов существенно возросла стоимость государственных заимствований.

Как Председатель Совета НБУ вижу следующие ключевые задачи для нового Главы центрального банка:

• Четкое выполнение Основных принципов денежно-кредитной политики на текущий год и среднесрочную перспективу, Стратегии монетарной политики, утвержденных Советом НБУ; обеспечение конструктивного сотрудничества с МВФ и международными финансовыми организациями; сотрудничество с Правительством Украины;

Новости по теме: Отставка главы НБУ Смолия: Сомнительные схемы, взаимодействие с банковским сектором России и назначения за откаты

• Сбалансирование целей и совершенствование инструментов политики центрального банка:

  • Цели ценовой стабильности, финансовой стабильности и поддержки устойчивых темпов экономического роста должны иметь взвешенную приоритетность и не подменять друг друга;
  • Среднесрочные цели по инфляции должны согласовываться с макроэкономическими условиями Украины;
  • Процентная политика должна учитывать ликвидность и финансовое состояние субъектов экономики и не приводить к аккумулированию макрофинансовых рисков;
  • Ресурсы банковской системы должны направляться в экономику по производительным каналам (следует избавиться от доминирования ОВГЗ и депозитных сертификатов в структуре активов банков);
  • Активный инструментарий монетарной политики НБУ должен включать все методы и средства, которые определены законодательством (включая операции с ОВГЗ);
  • Политика валютных интервенций и управления золотовалютными резервами должна осуществляться с учетом уровня адекватности резервов.

• Восстановить кредитный процесс в экономике, повысить эффективность кредитного канала монетарной политики:

  • Взвешенная процентная политика, которая учитывает как инфляционные риски, так и риски критического сокращения совокупного спроса и дестабилизации финансового состояния субъектов экономики;
  • Мониторинг уровня жесткости монетарных условий для бизнеса (как по каналу процентной ставки, так и по каналу обменного курса);
  • Развитие инструментов инвестиционного рефинансирования банков Национальным банком;
  • Пересмотр и упрощение подходов к оценке банками рисков по кредитным операциям;
  • Устранение диспропорций в структуре активных операций банков, вызванных чрезмерной привлекательностью безрисковых ценных бумаг;
  • Активное применение антикризисных инструментов монетарной политики, апробированных мировой практикой в период коронакризиса.

• Усилить ответственность, подотчетность и эффективность работы Правления НБУ:

  • Усиление стратегических принципов в деятельности Правления НБУ и его ответственности за достижение стратегических целей;
  • Эффективное и конструктивное взаимодействие Правления с Советом НБУ в пределах определенных законодательством полномочий;
  • Конструктивное сотрудничество с Правительством Украины в рамках конституционно и законодательно определенных полномочий НБУ;
  • Законодательное усиление ответственности Правления НБУ за результаты своей деятельности перед Советом НБУ и Верховной Радой Украины;
  • Изменение статуса и расширение полномочий Совета финансовой стабильности как III уровня монетарной власти в Украине.

Остановлюсь подробнее на тех проблемах и дисбалансах, которые породила невзвешенная политика центрального банка, поскольку именно они будут формировать те первоочередные задачи, которые нужно будет решать в ближайшей перспективе.

Политика Правления НБУ тормозила социально-экономическое развитие

Последние 5 лет реальный ВВП Украины растет медленными темпами, по итогам 2019 года имеем лишь 94% от уровня 2013 года, экономический рост у географических соседей Украины (Польши, Венгрии, Турции, Грузии) происходит с темпом в среднем на 1 проц. п. выше, чем в Украине.

Уровень жизни украинцев сейчас составляет лишь 38% от среднего уровня жизни в странах Восточной Европы. Разрыв уровня жизни с нашими соседями продолжает углубляться.

С начала 2018 г. НБУ начал цикл ужесточения монетарной политики, который продолжается до сих пор:

  • реальная учетная ставка достигала значений 10% и выше;
  • реальный эффективный обменный курс за 2 года укрепился на 24%.

Жесткие монетарные условия и жесткая фискальная политика дополнили структурные шоки предложения, связанные с потерей рынков сбыта и тарифными реформами в энергетической сфере.

В результате - совокупный спрос экономики был подавлен, возникла стагнация экономики. Собственно стагнация экономики в сочетании с искусственным удешевлением импорта и стали основными причинами достижения целевой инфляции.

Экономические потери Украины от жесткой монетарной политики можно оценить в размере 2,5-3% реального ВВП (оценка на основе методического подхода, предложенного экономистами МВФ).

Удорожание кредитных ресурсов для экономики

В течение последних лет производственный сектор Украины работал в условиях постоянного дефицита оборотных средств – кредитные ресурсы были малодоступны, фондовый рынок фактически отсутствует, иностранные инвестиции были мизерными.

Как следствие, падение объемов производства, примитивизация экономической деятельности, безработица, трудовая миграция (сокращение экономического потенциала страны).

Дополнительно: Сокращение промышленного производства сопровождалась усилением технологической деградации промышленности и концентрацией капитала в добывающих ее отраслях, что в итоге снижает добавленную стоимость экономики. Доля машиностроения в объемах промышленного производства: 2007 г. – 18,6%, 2010 г. – 14,1%, в 2016 г. – 9,0%, 2019 г. – 7,7%.

Подорожание кредитных ресурсов при снижении объема кредитов, предоставленных в реальную экономику, получило устойчивые тенденции: их доля в ВВП в І квартале 2020 г. сократилась до 25% (по работающим кредитам – до 11% ВВП), а в структуре источников капитальных инвестиций - до 7% (в рекордные годы соответствующие цифры достигали 80% и 15% соответственно).

Даже в мае 2020 г. с учетом снижения цен в промышленности реальная стоимость кредитов для промышленных предприятий превышает 20% годовых.

Мизерный уровень кредитования экономики характеризуется еще и крайне неэффективной его структурой. Доминирующую долю в полученных реальным сектором кредитах занимает торговля – почти 40%. Например, в Чехии доля кредитов, предоставленных торговле, занимает лишь 17% общего объема кредитов предприятиям реального сектора экономики.

Отсутствие устойчивых источников для инвестирования привело к дальнейшей стагнации инвестиционной деятельности в экономике. В последние годы доля валового накопления основного капитала (ВНОК) в ВВП составляет 15-18% ВВП, что характерно для наиболее отсталых стран мира. В рекордные 2004-2008 гг. доля ВНОК держалась на уровне 22-27% ВВП. В Китае доля ВНОК стабильно наблюдается на уровне более 40%, Индии – более 30%, Грузии (после 2012 г.) – более 25% ВВП.

Политика Правления НБУ в 2020 г. оставалась жесткой

По состоянию на июнь 2020 г. по степени жесткости монетарных условий – ставке процента и прочности национальной валюты - Украина остается региональным лидером Восточной Европы. В странах Восточной Европы - не членах ЕС - средняя реальная ставка (ex-post) составляет 1,3% годовых, а в Украине – 4,2%. При том, что инфляция находится ниже определенного целевого диапазона еще начиная с января 2020 года.

Несмотря на то, что с октября 2019 г. инфляция уже достигла значений целевого диапазона, а в дальнейшем упала ниже этих значений, несмотря на чрезвычайную ситуацию в сфере здравоохранения и экономики, НБУ сохранял жесткие параметры монетарной политики и консервативно жесткие требования к оценке кредитных рисков. Такая политика не позволяет нивелировать негативные эффекты коронакризиса, мультиплицирует имеющиеся шоки и тормозит социально-экономическое развитие.

Поэтому предпринятые Национальным банком в начале года антикризисные меры не дали желаемого эффекта, не создали достаточных стимулов для активизации банковского кредитования экономики и не имели существенного влияния на ценовую конкурентоспособность украинских производителей.

По итогам мая 2020 г. объем кредитования экономики в годовом измерении сократился на 3,8%, а уровень кредитования (как я уже отмечал) составляет лишь около 11% ВВП (без неработающих кредитов).

Кризис коронавируса для многих стран мира открыл новые возможности. В странах ЕС, несмотря на рекордно низкие процентные ставки, активно растет кредитование предприятий, повышается уровень монетизации экономики. По данным ЕЦБ, объем кредитов, предоставленных субъектами еврозоны в апреле 2020 г. в годовом исчислении вырос на 4,9%, в т. ч. кредитов корпорациям – на 6,6%, кредитов домашним хозяйствам – на 3%. Поэтому отсутствие кредитной активности в национальной экономике закрепит за Украиной статус беднейшей страны Европы и будет углублять ее разрыв с развитыми странами мира.

Объективным требованием времени для Украины есть смягчение монетарной политики и стимулирование банков к направлению их ресурсов на расширение кредитования и активный поиск перспективных инвестиционных проектов. Однако решение этих задач невозможно без совершенствования законодательных основ деятельности НБУ и кардинальных изменений в дизайне монетарной политики.

Валютная политика Правления не соответствовала фундаментальным тенденциям. Уровень валютных резервов находится ниже норматива МВФ

В 2019 г. НБУ, игнорируя риски значительного непокрытого паритета внешних и внутренних процентных ставок, сохранял высокую учетную ставку, что создало условия для масштабного притока спекулятивного капитала, ревальвационного давления на гривну и обеспечило доходность валютных инвесторов на уровне 30% годовых и выше (в отдельных периодах).

По 2019 год укрепления номинального курса составил 14%, а РЭОК – на 20% (согласно процедурам ЕК изменение РЭОК на 11% за 3 года – является признаком макронестабильности, а согласно оценкам главного экономиста Всемирного банка К.Рейнхарда девальвация номинального обменного курса более чем на 15% означает валютный кризис).

Свою пассивную политику на валютном рынке Правление НБУ объясняло наличием в экономике страны "фундаментальных" факторов укрепления гривны. Однако, очевидно, что ни изменение производительности труда, ни конкурентоспособности экономики не были факторами притока валюты в страну. Основной фактор – это высокая процентная ставка для портфельных инвесторов в долговые ценные бумаги Правительства.

НБУ проигнорировал и возможности пополнения валютных резервов и доведения их размера до нормативного уровня. По состоянию на конец апреля 2020 г. размер валютных резервов составляет около 80% от композитного норматива МВФ, что усиливает уязвимость экономики Украины к внешним шокам.

В результате неадекватной экономическим условиям валютной политики НБУ субъекты экономики понесли убытки: государственный бюджет недополучил доходов и заимствовал по ставкам, которые значительно превышают темпы роста налогов, экспортеры – понесли потери вследствие снижения гривневой выручки, реальный сектор – недополучил кредитных ресурсов, а страна – недополучила поступлений в валютные резервы.

Деятельность Правления НБУ способствовала максимизации доходов финансовых посредников и привела к формированию устойчивых ложных стимулов деятельности банковской системы

Высокая процентная ставка и крепкий курс гривни способствовали спекулятивному притоку инвестиций в высокодоходные гривневые ОВГЗ. Ставка доходности валютных ОВГЗ для инвесторов побила мировые рекорды среди стран с аналогичным уровнем риска (нашим конкурентом является только Египет).

Несмотря на то, что высокая учетная ставка не соответствовала уровню инфляционных рисков, а укрепление обменного курса – не соответствовало фундаментальным экономическим тенденциям, то политика НБУ по обузданию инфляции любым способом фактически ПРЕПЯТСТВОВАЛА созданию условий для привлечения стратегических инвесторов. И это в тот период, когда экономика Украины критически нуждалась в инвестициях в обновлении производственных мощностей.

Приоритеты банковского сектора естественно отмежевались от ненадежного и сложного кредитования реальной экономики и сосредоточились на вложении средств в низкорисковые и высокодоходные долговые обязательства государства или же просто в депозитные сертификаты НБУ.
На конец 2019 года величина средств, вложенных банками в ОВГЗ Минфина и депозитные сертификаты НБУ, составила 23% ВВП. Это вдвое выше уровня работающих кредитов в экономике - 12% ВВП.

Деятельность Правления НБУ негативно влияла на стабильность государственных финансов

Последние 5 лет государственный бюджет сводился с первичным профицитом. То есть украинская экономика, функционируя в условиях военного конфликта, со стороны фискальной политики получила длительный рестрикционный эффект - 5 лет подряд из экономики государством забиралось больше средств, чем возвращалось в нее через предоставление общественных услуг.

Однако особенно определяющим является тот факт, что полученный первичный профицит ЦЕЛИКОМ И ПОЛНОСТЬЮ (даже с избытком) направлялся на обслуживание государственного долга Украины (внутренним и внешним кредиторам) – поскольку процентные расходы по долгу превышали величину бюджетного дефицита.

Удорожание государственного долга, главным образом, было обусловлено жесткой денежно-кредитной политикой НБУ.

За последние 5 лет кумулятивная сумма изъятий из экономики в пользу кредиторов бюджета измеряется уровнем почти 9% ВВП (!!!). Это, в свою очередь, ударило по экономическому потенциалу страны, что привело к сужению налоговой базы государственных финансов и ухудшило их состояние.

Сейчас дорогой государственный долг, привел к еще одному крайне опасному следствию. В предыдущие годы Минфин размещал среднесрочные и долгосрочные ОВГЗ под ставки 15-20% годовых. В нынешних кризисных условиях значительная часть инвесторов, вложивших средства в указанные ценные бумаги, желает избавиться на вторичном рынке. Этим самым искусственно создается проблема для рефинансирования государственного долга и новых размещений ОВГЗ.

Ситуацию высокой волатильности и возможной блокировки рынка ОВГЗ мог бы связать НБУ, выступив участником операций по купле-продаже ОВГЗ на вторичном рынке, что не противоречит законодательству.

Однако данный вопрос "утонул" в многочисленных дискуссиях относительно трактовки понятия "независимый Национальный банк". В то же время в таких странах как Польша, Румыния, Сербия, Грузия с начала нынешнего года центральные банки в ответ на вызовы коронакризиса заметно активизировали операции с государственными ценными бумагами без лишних дискуссий.

Богдан Данилишин



Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...