Обвал цен на нефть и эпидемия коронавируса: Великая депрессия или шанс для Украины?

Геннадий Друзенко
Геннадий Друзенко

Общественный деятель

Нью-Йоркская фондовая биржа pixabay.com

Мировые фондовые рынки рекордно обвалились со времен финансового кризиса 2008 года. Количество жертв от коронавируса перевалило за четыре тысячи, а общее количество инфицированных – за 110 тысяч. Какое место займет Украина в глобальных вызовах ХХІ века: аутсайдера или локомотива?

Об этом пишет Геннадий Друзенко на своей странице в Facebook.

Черный понедельник. Глобальное торнадо набирает обороты.

Десять дней назад я написал о начале глобального шторма. Сегодня его первые волны докатятся до Украины. Его порывы почувствует каждый, кому придется покупать доллары…

Пока украинцы праздновали Международный женский день, мировые рынки во второй раз обвалились. Wall Street прервала торги через 15 минут после открытия, поскольку все ключевые индексы упали более чем на 7%. К вечеру стало понятно, что для американского фондового рынка 9 марта стало худшим днем со времен финансового кризиса 2008 года. Dow Jones побил абсолютный рекорд своего однодневного падения, установленный 27 февраля этого года, и потерял 2025 пунктов или 7,83%. Великая депрессия началась после падения Dow Jones на 12-13%...

Тепловая карта мировых фондовых рынков cnbc.com

До этого на мировых биржах котировки на нефть обвалились на треть. С тех пор как нефть торгуется на международных биржах, это самое большое падение после 1991 года, которое вызвала война в Персидском заливе. Тогда обвал цен на нефть добил СССР…

Но не спешите радоваться, что России сейчас не до шуток. Во-первых, не до шуток всему миру. За один день три крупнейшие западные газо- и нефтедобывающие компании BP, Royal Dutch Shell, Chevron потеряли от 15% до 19% их стоимости. Стоимость акций "Газпрома" и "Роснефти" упала практически в том же диапазоне. Впрочем, если "Роснефть" по государственной поддержке выдержит цены в $30 за баррель, то цены ниже $50 за баррель на достаточно длительную перспективу означают банкротство всех трех западных гигантов. Так что радоваться особенно нечему. К тому же падение цен на нефть автоматически означает недопоступление в украинский бюджет, поскольку он зависит от импортных пошлин на углеводороды и акцизов на продукты переработки нефти.

Во-вторых, кризис затронул IT-гигантов: акции Apple за один подешевели на 7,9%, Microsoft, Facebook и Alphabet – более чем на 6%, Amazon – на 5,3%. Вместе эти компании за один день потеряли в стоимости 320 (триста двадцать) миллиардов долларов США. Или три ВВП Украины. Это означает не что иное, что многих украинских программистов (девелоперов) вскоре ждет безработица.

Можно продолжать, но я не профессиональный экономист. Поэтому больше не хочу мучить вас биржевыми индексами или курсами акций ведущих компаний. Перейдем к коронавирусу.

Количество жертв этой эпидемии перевалило за 4 тысячи, а общее количество инфицированных – за 110 тысяч. Министр здравоохранения Австралии Greg Hunt на пресс-конференции 10 марта утром сказал, что такие вызовы, как коронавирус, случаются раз в 50 лет. В Северной Италии, где под карантин попало 16 млн жителей, уже не хватает больничных коек для госпитализации больных. Пять французских парламентариев заболели коронавирусом. Министр культуры Франции также оказался инфицированным. В штате Вашингтон уже не хватает тестов, чтобы проверять на коронавирус всех, кто контактировал с больными. Глава ВОЗ предупредил, что угроза пандемии стала более чем реальной.

Опять же, можно продолжать, но стоит ли?

Вопрос в другом. Сможет ли Украина воспользоваться преимуществами утлого челнока, когда мировые авианосцы садятся на мель? Конечно, мы не затерянный в Гималаях маленький Бутан, а страна с очень открытой экономикой и достаточно мобильным населением, а поэтому очевидно, что количество еще не выявленных случаев коронавируса в Украине в разы превышает число выявленных. С возвращением домой заробитчан (особенно из Италии) нам вряд ли избежать эпидемии. Как мы к ней (не)готовы, прекрасно описала Соня Кошкина на примере депутата Олега Волошина.

Но, с другой стороны, мы видим, что и мир оказался неготовым к этой напасти. Рынки обваливаются. Паника охватывает весьма благополучные страны. Даже эффективные и хорошо профинансированные системы здравоохранения не в силах локализовать распространение вируса. Ни правительства, ни рынки пока не сформулировали эффективный ответ на пока что крупнейший глобальный вызов ХХІ века.

Если с кризисом не справляются европейские правительства и – похоже – американское, то надеяться, что украинская власть даст адекватный ответ на торнадо, которое приближается, как минимум наивно. Но у нас есть большое преимущество перед Западом – память Майдана и первых лет войны. Когда мы побеждали не благодаря, а вопреки неэффективности, а иногда и откровенной враждебности собственного государства.

Время вспомнить эти уроки, которые прекрасно сформулировал Тимоти Снайдер в своей последней книге: "Майдан принес четыре новые формы политики: гражданское общество, экономика дарения, добровольное государство благосостояния, общество Майдана". Шесть лет назад судьба дала нам шанс заглянуть в будущее и подготовиться к нему. Когда мировое торнадо накроет Украину, нам снова нужно будет вспомнить эти навыки, которые отсутствуют (или скорее давно забыты) на Западе. Опора на неформальные горизонтальные сети, совместное использование собственности, солидарность.

Украина как государство меньше всего готова к глобальному шторму. Но мы – после шести лет революции и войны (по крайней мере те, для кого это их революция и их война) – готовы к шторму гораздо лучше, чем Запад. Для нашего утлого челнока это шанс. Шанс и вызов. Потому что большие судна шторм выбрасывает на мель. Утлый челнок он или уничтожит, или на его волнах мы сделаем квантовый рывок в будущее.

Если, конечно, будем надеяться на себя, а не на мессию Голобородько.

Геннадий Друзенко

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...