Налоговая амнистия: Международная практика и украинские реалии

Вячеслав Черкашин
Вячеслав Черкашин

Старший аналитик по налоговым вопросам Института социально-экономической трансформации

Фото из открытых источников

Последнее время получили новую силу анонсы из политического лагеря "слуг народа" о проведении налоговой амнистии, вплоть до внесения президентом Украины соответствующего законопроекта в Верховную Раду. Как в мире проводили данную "акцию" и что ожидает украинцев?

Об этом пишет Вячеслав Черкашин на своей странице в Facebook.

Почему налоговая амнистия может не взлететь?

Предполагается, что амнистия будет проведена в 2021 году, освободит от ответственности за неуплату налогов и обязательных сборов (по статьям 212 и 212-1 Уголовного кодекса), а также административной и финансовой ответственности. Налоговая индульгенция будет выдаваться сразу по пяти ставкам (0%, 2,5%, 5%, 9% или 18%) - в зависимости от географического местоположения (в стране или за границей), формы нахождения (на счету в банке или наличность) и метода дальнейшего применения денег (сбережения, инвестиция в долговые бумаги правительства или в акции/корпоративные права украинских компаний). Как образец использовались "свежие" примеры Индонезии и Аргентины. Хотя по последней юрисдикции, проводящей и проводившей несколько амнистии подряд, уместно говорить только об одной успешной – восьмимесячной программе 2016 года выпуска, когда почти 255 тысяч налогоплательщиков уплатили правительству налоги на сумму 9,65 млрд долл США, в то время как успехи амнистий 2009, 2013 и 2019 годов были весьма посредственными.

Несколько слов об истории вопроса. Налоговая амнистия, под брендом "нулевая декларация для бизнеса", фигурирует еще в предвыборной программе действующего Гаранта Конституции. Правда, прямая цитата, "экономическое чистилище" планировалось проводить под скромные 5 процентов. Как видим, время и внешние кредиторы были неумолимы и внесли существенные правки в виде появления значительно менее привлекательных ставок в 9 и 18 процентов. Кроме этого, в парламенте с сентября прошлого года в прямом смысле "пылятся" сразу три законопроекта по налоговой амнистии - проект монобольшинства № 1232, его альтернатива № 1232-1, а также проект народных депутатов С.Таруты и А.Николаенко под № 2128). Однако, никакой нормативной активности по указанным законопроектом не проявлялось - политическая пауза на фоне законодательного турборежима длилась более девяти месяцев, что, кроме прочего, указывает как на не приоритетность для властей идеи амнистирования уклонистов, так и невозможность ее продвижения до разблокирования процесса кредитования от международных финансовых институций.

Новости по теме: Пыточные методы сбора налогов: В ЕС пришла пора платить по счетам COVID-19

Теперь, о том, что нам говорит международная практика проведения налоговых амнистий и что, собственно, остается либо неосвещенным, либо сразу неприемлемым в проекте налоговой амнистии, озвученном украинскими экономическими властями:

Во-первых, разумная подготовка прежде всего будущих участников и соответствующих государственных структур к амнистии. Обязательна широкая разъяснительная компания правительства (минимум 3-6 месяцев). Люди должны знать, что, как и когда будет происходить. К тому же властям нужно четко артикулировать – амнистия не касается финансовых результатов политической коррупции или иных тяжких преступлений (торговля людьми, наркотиками, оружием). Качество коммуникации с обществом – половина успеха! Кроме этого, важна продуманная подготовка процедур амнистии и достаточная их длительность: минимум проверочных процедур, максимум государственных гарантии и длительность активной фазы амнистии - не менее 12 месяцев. Опыт некоторых государств (Литва, Нигерия, Пакистан) свидетельствует, что недостаточные сроки проведения являются, как минимум, причинами для пролонгации (иногда по несколько раз), или, в конечном итоге, выливается в существенное снижение эффективности акции. Посему, предложенные сроки проведения налоговой амнистии - 2021 год – являются критически сжатыми, а в условиях перегрузки налоговых органов в следующем году огромным массивом нововведений (Законы 128 и 129 о фискализации расчетов, Закон 466 о процедурах администрирования) еще и ставят под реальную угрозу качественную организацию процесса проведения налоговой амнистии;

Во-вторых, Украина должна создать свои особые предпосылки для успешной амнистии или, как говорят - свою уникальную "фишку". Тут действует проверенный метод кнута и пряника. Кнут - потенциальные участники амнистии должны понять, что государство в течении непродолжительного времени все равно узнает (или уже знает) о скрываемых активах, но потом условия легализации будут значительно более жесткими. Примером служат:

  • итальянская Программа фискального примирения 2015 года, которая, базируясь на широко анонсированном получении пакета информации о более чем 200 тысячах открытых банковских счетов в Швейцарии, позволила обеспечить феноменальные дополнительные доходы бюджета в размере 4 млрд евро;
  • немецкий маневр 2016 года по покупке правительством земли Северная Рейн-Вестфалия информации о 160 тысячах счетов в банках Люксембурга, включая данные о 54 тысячах налогоплательщиков Германии;
  • или, если отойти от нетривиальных мер и уделить внимание надежным механизмам, своевременное присоединение страны к Стандарту ОЭСР по автоматическому обмену налоговой информацией (известное под названием CRS MCAA), которое продемонстрировала миру Великобритания. Это позволило местной Налоговой службе уже в 2018 году получить данные на 3 млн британских налогоплательщиков. Доходило до казусов - у налоговиков не хватало времени на рассмотрение и проверку всех данных о нарушениях и поэтому последние рассылали "тревожные письма" потенциальным уклонистам с просьбой добровольно раскрыть информацию о своих счетах в банках за рубежом и уплатить налоги, предупреждая о возможной ответственности, которая их ожидает в случае полной процедуры проверки такой информации.

Кстати, в Украине присоединение к "волшебному" механизму автоматического сбора информации саботируется напрочь, хотя вменено сразу двумя нормативными документами: пунктом 4 Указа Президента Украины №180/2016 от 28.04.2016 года и пунктом 11 статьи 16 Закона "Про валюту" от 21 июля 2018 года № 2473-VIII. Однако воз и ныне там. Одновременно, ни BEPSовский Закон 466, ни американская FATCA, работающая в одностороннем порядке (информация идет только из Украины в США), не дадут эффекта непреодолимости раскрытия информации об активах за рубежом. А это значит, что кнут бутафорский и проведению успешной амнистии никак не поможет.

Новости по теме: Как "слуги народа" сознательно раскручивают инфляцию и девальвацию гривни, или Эмиссия как предвестник экономического кризиса

Пряник – наличие приятных/привлекательных особенностей, как то индонезийская амнистия 2017 года, создавшая два внутренних налоговых убежища для сбежавших капиталов (острова Bintan и Rempang) или израильская амнистия 2018 года, что предлагала (глубоко оправданный в наших реалиях) анонимный вариант амнистирования. Однако, украинская амнистия ничем подобным похвастаться пока не может. Опять осечка;

В-третьих, ставка налоговой амнистии. Международный опыт говорит о том, что эффективными были амнистии, проводимые, как правило, под умеренные и сниженные ставки (известный минимум 0,1-3%, в крайнем случае – аргентинские 10%). В случае с украинской версией, базовая ставка в 18% однозначно не сработает, как впрочем и 9% (с учетом возможности использования двухсторонних договоров об избежании двойного налогообложения, предоставляющих множественные опции для применения пониженных ставок налога), а единственно компромиссною может стать как раз ранее объявленная в предвыборной программе Зеленского и одновременно одна из действующих ставок НДФЛ в 5%. Эта ставка, с одной стороны, будет стимулировать нарушителей к уплате налогов и выходу из тени, а с другой - не карает законопослушных граждан, до этого прозрачно уплачивающих налоги в бюджет со своих доходов.

Но на этом неприятные сюрпризы не заканчиваются. Налоговой амнистии-2021 в не меньшей степени угрожают:

  • совершенно неудачный момент проведения. Понятно, что следующий год это период медленного выхода из кризиса и восстановления, час неопределенности и тревог. Мало кто полезет в кубышку в такое время;
  • отсутствие четких государственных гарантий как для репутации, так и безопасности (через возможные утечки информации) для потенциальных участников амнистии;
  • проведение амнистии исторически привязано к глубоко отрицательному в условиях системного провала комплексной реформы контролирующих органов "карательным практикам сбора налогов" - так называемому "всеобщему или нулевому декларированию" (якобы с 2022 года), что означает контроль налоговиков за текущими расходами граждан.

Все указанные факторы являются негативными по отношению к еще одному важному аспекту проведения амнистии – доверию общества, находящегося сегодня на уровне, близком к "утрачено безвозвратно". Критически важно, чтобы налоговая амнистия стала механизмом возврата миллиардов сбежавших из Украины капиталов, а не очередным "пыточным приспособлением" для сбора налогов с экономически активных украинцев, работающих за границей (в Польше, России, Германии или Чехии). И напоследок, мы можем использовать любой международный опыт, но с оглядкой на наши местные заморочки (коррупция, недоверие, низкий профессионализм). Есть прекрасные примеры по Италии, Израилю, Германии, Индии, Индонезии, Аргентине, но желательно, чтобы амнистия стала разовым, исключительным явлением, так как избегание налогообложения - национальный вид спорта для богатых в нашей стране, и неудачная/поспешная или многоразовая попытка лишь ухудшит экономическую ситуацию в стране.

Вячеслав Черкашин

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.



Loading...