Какое наследство получил новый глава НБУ Шевченко от предшественников?

Богдан Данилишин
Богдан Данилишин

Украинский политик, экономист и государственный деятель. Министр экономики Украины в 2007-2010 гг

Национальный банк Украины rp.gov.ua

Сегодня Президентом Украины состоится представление нового главы Национального банка Украины Кирилла Шевченко, которого выбрала 17 июля 2020 года Верховная Рада Украины. Какие проблемы остались от предшественников и в каком состоянии экономика?

Об этом пишет Богдан Данилишин на своей странице в Facebook.

В добрый час. Совет НБУ и я лично будем оказывать содействие в становлении подлинной независимости и институциональной способности НБУ.

Накануне было много спекуляций о "политическом" давлении, потере независимости, неприкосновенности и неизменности команды НБУ, посягательстве на макрофинансовую стабильность Украины, гарантом которой будто был НБУ. Но кто ее видел кроме самого Правления НБУ и некоторых международных финансовых организаций за последние 5 лет?

За период 2010-2020 годов сменилось 6 глав НБУ, 10 Министров экономики, 10 Министров финансов, 7 Премьер-министров и т. д. Никто не кричал о посягательстве на независимость. Приходила новая команда, которая стремилась работать лучше предшественников. И все считали себя реформаторами.

После смены руководства НБУ в 2014 году: члены Совета и секретариата НБУ были уволены, Совет НБУ не работал до 25 октября 2016 года; заместители главы были уволены все; из 26 директоров департаментов на сегодня "старых" осталось только 4. Численность сотрудников уменьшилась с 12 тыс до 5.5 тыс. Численность территориальных управлений сокращена с 22 до 6 отделений. Никто ни в МВФ, ни в Европейский суд не обращался и не кричал.

Какое наследство получит новый глава НБУ от "предшественников"? Явно не макроэкономическую и финансовую стабильность. Об этом я лично и Совет НБУ неоднократно указывали в период 2016-2020 годов:

1) Монетарная политика проводилась с исключительной концентрацией на цели инфляции и с недостаточным вниманием к цели поддержания устойчивых темпов экономического роста. Центральный банк перешел к жестким параметрам монетарной политики в условиях критически слабого внутреннего спроса и в условиях критически низкого уровня национальных сбережений (в 2018 г. норма сбережений населения была 4%, в 2013 г. – 12%, в 2005 г. – 15%), что привело к стагнации экономики и дальнейшему падению темпов экономического роста. Общим итогом неэффективности монетарной политики стало снижение уровня монетизации экономики с 60 до 36% ВВП за последние 5 лет.

  • О чрезмерном ужесточении политики НБУ свидетельствует то, что инфляция в Украине ниже целевого диапазона с января 2020 года. В результате такой политики кредитный ресурс практически недоступен для отраслей и предприятий, которые требуют долгосрочных инвестиций. При этом, в странах Центральной и Восточной Европы (Польша, Чехия, Венгрия, Турция) ключевая ставка ниже уровня инфляции.

2) Политика высоких процентных ставок пагубно сказалась на финансовой устойчивости субъектов ведения хозяйства и государственных финансов. В секторах экономики существенно возросли макрофинансовые риски в связи с критическим снижением доступности кредитных ресурсов. Уровень кредитования реального сектора упал до 12% ВВП (с действующими кредитами), что в 4-5 раз ниже, чем в странах Центральной и Восточной Европы. Предприятия вынуждены были заимствовать на внешних рынках капитал в результате чего риски внешней уязвимости экономики усилились (внешний долг предприятий достиг 37% ВВП, при средних значениях в регионе 20-25% ВВП). В секторе государственных финансов существенно возросла стоимость государственных заимствований.

  • Процентные ставки по кредитам реальному сектору и государственным заимствованиям кратно превышают уровень ключевой ставки НБУ. Фокусировка Национального банка на краткосрочных процентных ставках (до 3 месяцев) обусловила 3-разовое превышение ставок по долгосрочным кредитам реальному сектору и 1,5-кратное превышение ставок по ОВГЗ над уровнем учетной ставки НБУ. Высокие процентные ставки не только ограничивают доступ бизнеса и граждан к кредитам, но и увеличивают кредитные риски самих банков. Высокая стоимость финансирования дефицита государственного бюджета создает риски устойчивости государственного долга в среднесрочном периоде.
  • Доля долгосрочных кредитов среди новых кредитов, предоставляемых банками нефинансовым корпорациям сократилась с 15% в 2013 г. до 7% в январе-мае 2020 года. Кредиты сроком свыше 1 года занимают менее половины кредитного портфеля банков, тогда как, например, в Польше долгосрочные кредиты занимают 77% кредитного портфеля польских банков.

3) Потенциал банковской системы для финансирования экономики находится на рекордно низком уровне за все время независимости Украины. С 2013 по 2019 г. соотношение между депозитами банков и ВВП снизилось с 48% до 25%, а доля срочных депозитов снизилась с 68% до 44%. Соотношение между привлеченными средствами банков (депозитами) и работающими кредитами снизилось до уровня ниже 50%. В результате банковская система Украины значительно ослабила выполнения своей основной функции финансового посредника между вкладчиками и заемщиками.

4) Чрезмерная зарегулированность банковского сектора не способствует развитию кредитования реального сектора экономики. Кредитование предприятий находится в стагнации третий год подряд. Вследствие искажения стимулов банковской системы вложения банков в безрисковые инструменты (депозитные сертификаты НБУ и ОВГЗ) выросли до исторического максимума. Их доля на сегодня составляет 1/4 общих активов и 1/3 чистых активов банковской системы.

  • В составе процентных доходов банков доля "пассивных" процентов за ДС, превысила 10% (в 2019 году – 6%, в 2018 году – 5%). В январе-апреле 2020 г. за счет процентов по ДС сформирован 23% прибыли банков и 17% эмиссии НБУ. В общем, за 4 месяца 2020 г. процентные доходы банков по депозитным сертификатам составили 5,7 млрд грн (за весь 2019 г. было получено 9,6 млрд грн), по ОВГЗ – составили 8,9 млрд грн (за весь 2019 г. было получено 30,1 млрд грн).

Новости по теме: Как "слуги народа" сознательно раскручивают инфляцию и девальвацию гривни, или Эмиссия как предвестник экономического кризиса

5) Неэффективная валютно-курсовая политика в 2019 году обусловила укрепление обменного курса гривни под влиянием спекулятивного спроса на рынке ОВГЗ со стороны нерезидентов. Правление НБУ ошибочно считало, что тенденции укрепления обменного курса, вызванные притоком средств нерезидентов в ОВГЗ, были обусловлены фундаментальными факторами. Объемы покупки Национальным банком иностранной валюты в резервы были недостаточны для противодействия необоснованному укреплению курса гривни. РЭОК гривни за в 2019 г. укрепился на 20%. Согласно процедурам ЕС изменение РЭОК на 11% за 3 года является признаком макроэкономической Нестабильности. Ревальвация гривни привела к убыткам предприятий и падению доходов государственного бюджета. Результатом стало недополучение украинскими экспортерами валютной выручки на уровне $3-4 млрд долларов США и существенное недопоступление средств от налогов и таможенных сборов) в Государственный бюджет.

  • Несмотря на то, что валютные резервы страны в 2019 г. находились на уровне около 70% от норматива МВФ, Национальный банк не воспользовался возможностью выкупа валюты для пополнения валютных резервов. Это снизило возможность противодействия центрального банка шокам финансовой нестабильности в период кризиса коронавируса и негативно влияет на суверенные кредитные рейтинги страны.

6) Не налажен здоровый механизм координации между монетарной и фискальной политикой. Прогнозы Национального банка в отношении валютного курса и ВВП существенно отличаются от прогнозов Правительства, которые учитываются при составлении проекта бюджета. Это создает угрозы фискальной устойчивости и макроэкономической стабильности. До начала кризиса коронавируса не проводилась работа по развитию механизмов инвестиционного рефинансирования проектов, осуществляемых при поддержке Правительства.

  • Отказ Правления Национального банка от проведения операций с государственными ценными бумагами на вторичном рынке (стандартный монетарный инструмент для большинства стран мира) увеличивает расходы на обслуживание государственного долга, которые в 2020 году составят 3,6% от ВВП или 14,8% доходов Государственного бюджета. Доходность ОВГЗ вдвое превышает учетную ставку НБУ и ограничивает возможности Правительства в осуществлении антикризисных мероприятий и стимулировании экономической активности.

7) Совет Национального банка неоднократно указывал на недостатки и несбалансированность политики центрального банка, избирательность применения монетарных инструментов и недостаточно активную деятельность Правления Национального банка по восстановлению кредитования и стимулирования экономической активности в Украине.

  • В частности, Решением Совета НБУ №50-рд от 17 декабря 2019 года было отмечено, что Правление Национального банка Украины, проводя жесткую монетарную политику в 2019 году, не обеспечило в пределах своих полномочий поддержание устойчивых темпов экономического роста и восстановления кредитования экономики. Денежно-кредитная политика, которая осуществлялась, была запоздалой реакцией на существенные внутренние и внешние шоки, влияние процентной политики на рост реального ВВП остался ограниченным, а высокая учетная ставка способствовала значительному перетоку финансовых ресурсов в государственные долговые обязательства и усилению дисбалансов в экономике. В этой связи, денежно-кредитная политика, которая реализовывалась Правлением Национального банка Украины, не оказала стимулирующего воздействия на социально-экономическое развитие.
  • В Решении Совета №9-рд от 31 марта 2020 года Совет НБУ акцентировал внимание Правления Национального банка Украины о целесообразности создания макроэкономических предпосылок смягчения последствий рецессии в рамках сохранения ценовой и финансовой стабильности и рекомендовал в тесной координации с Правительством ввести все возможные меры и действия, направленные на поддержку экономики и населения в кризисный период.
  • Решением Совета №16-рд от 30 июня 2020 года было признано, что ужесточение денежно-кредитной политики Национального банка в 2018–2020 годах привело к существенной деформации экономических стимулов деятельности банков и сокращению уровня кредитования экономики.

Уверен, что Совет НБУ вместе с главой НБУ и новым составом Правления осуществит необходимые шаги для повышения эффективности работы банковской системы и активизации кредитования, в частности:

  • Проведение взвешенной процентной политики с учетом уровня жесткости монетарных условий для реального сектора экономики.
  • Упрощение и смягчение процедур оценки банками рисков по кредитным операциям.
  • Развитие инструментов инвестиционного рефинансирования кредитов банков, включая применение инструментов с фиксированной и/или льготной процентной ставкой.
  • Внедрение целевых операций долгосрочного рефинансирования банков на льготных по сравнению со стандартными операциями условиях, которые будут направляться на антикризисную поддержку предприятий реального сектора по определенным Правительством и Национальным банком критериям.
  • Расширение перечня активов, которые могут выступать обеспечением по операциям рефинансирования банков (в т. ч. путем включения ипотечных облигаций в перечень стандартных инструментов регулирования ликвидности банков с целью расширения возможностей для рефинансирования ипотечного кредитования).
  • Активное взаимодействие с Правительством по вопросам реализации программ, направленных на повышение доступности кредитов для субъектов предпринимательства, формирования долгосрочных инвестиционных ресурсов экономического роста.
  • Проведение операций купли/продажи на вторичном рынке государственных ценных бумаг с целью регулирования его ликвидности, усиление конкуренции и высвобождения банковских ресурсов, задействованных в финансировании дефицита государственного бюджета, для нужд кредитования бизнеса.

Система индикаторов и принципов принятия решений, которыми должен руководствоваться Национальный банк для осуществления монетарной и валютно-курсовой политики, должна быть достаточно исчерпывающей и комплексной как для эффективной реализации функций монетарного регулятора, так и для нивелирования рисков принятия ошибочных политических решений.

Богдан Данилишин

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...