Годовщина принятия Декларации о суверенитете: От чего зависит успех национального государства?

Геннадий Друзенко
Геннадий Друзенко

Общественный деятель

Митинг по случаю принятия Декларации о Государственном суверенитете возле Верховной Рады, 16 июля 1990 Укринформ

30 лет назад 16 июля 1990 года Верховная Рада УССР приняла Декларацию о государственном суверенитете Украины, что стало первым шагом к тому, чтобы провозгласить независимость и выйти из состава Советского Союза. Но является ли суверенность достаточным условием для успеха национального проекта?

Об этом пишет Геннадий Друзенко на своей странице в Facebook.

Независимость и революция

(к 30 годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете)

Идея независимости проста: стать субъектом собственной судьбы. Как "вообразимые сообщества" нации оставляют империи и берут ответственность за свое будущее на себя. К сожалению, добиться независимости не значит стать лучшим. Не значит стать интереснее для мира. Не значит найти свое место в глобальном универсуме и принести в мировую сокровищницу свою добавленную стоимость.

Говоря языком логики, независимость является необходимой, но недостаточной предпосылкой для успеха национального проекта. Ключевой вопрос, что именно добившаяся независимости нация сможет написать на месте затертых имперских нарративов (которые все равно будут проступать вновь и вновь)? Ба больше, собственно, успех борьбы за независимость часто зависит от того, может ли нация предложить миру нечто большее, чем просто борьбу за право быть собой, чтобы мир поддержал ее. Курды, крымские татары и в меньшей степени каталонцы или баски могут рассказать, насколько условным является право наций на самоопределение.

Итак, ключевой вопрос, чем нации наполняют свою независимость? Иными словами, ведет ли независимость к революционным изменениям и модернизации общества или просто становится посредственным национальным переводом имперского наследия. Когда коррупция, неэффективность госуправления, непотизм, произвол чиновников, социальное неравенство остаются или даже ухудшаются, но радикально меняется политика идентичности с глорификацией своего и отвержением чужого.

Второй тип национального строительства имеет шанс на относительный успех, когда империи проигрывают войну или просто "устают" нести имперское бремя, их силы и ресурсы истощены и они сами ищут возможности сбросить колониальный балласт. Так было с созданием национальных государств в Восточной Европе после распада Австро-венгерской империи, независимостью бывших колоний Британской империи при премьерстве Климента Эттли или восстановлением государственности Кореи после поражения Японии во II Мировой войне. В таких случаях революционные изменения общественной жизни в новообразованных государствах и их радикальная модернизация не являются предпосылками их выживания. Но лишь до тех пор, пока рядом с ними не возникнут новые империи или не восстановятся старые.

Новости по теме: Расстрел за отказ преследовать отступающего врага: Дело адмирала Бинга и секрет побед Великобритании

И здесь единственный способ выживания для национальных государств - превращение борьбы за независимость в революционное движение. Классикой такого подхода является Война за независимость США, которую сами американцы называют Revolutionary War (революционной войной). Ибо это была война не только и не столько против господства Британии в бывших колониях - колонисты вдохновлялись борьбой против тирании, соревнованием за кардинально другой тип общественного и политического устройства. Президентская республика вместо парламентской монархии, федерация вместо империи, права и свободы индивида вместо парламентского суверенитета, меритократия вместо аристократии, религиозная свобода вместо государственной церкви - все это делало борьбу колонистов за независимость интересной далеко не только им. Отсюда участие в борьбе на стороне повстанцев всех этих костюшек, паласки, фон штойбенов и лафаетов, которые (по выражению биографа последнего) "открыли Америке не только свое сердце, но и свой кошелек". И именно в этом одна из основных причин победы повстанческих "добробатов" над хорошо вышколенной армией крупнейшей империи в мире. Много лучших людей второй половины XVIII века увидели в Америке не только желание независимости - они увидели в ней экспериментальную площадку для конструирования будущего, сущностной альтернативы имперской монархической Европе. И не ошиблись.

Кстати, очень похожим был рецепт успеха российской революции ХХ века. Большевикам удалось зажечь веру в лучшее будущее, в мировую альтернативу "прогнившему капитализму" не только среди этнических русских, но и среди украинцев (вспомним Хвылевого), грузинов, латышей, немцев, испанцев, французов, корейцев, китайцев, американцев и т. п (заинтересованных отсылаю к списку участников Коминтерна). И хотя утопия оказалась кровавой и стоила миру десятки миллионов жертв, полвека она на равных конкурировала на глобальном уровне со "свободным миром" и отправилась на кладбище истории только когда в пришествие коммунизма уже никто не верил. А десятки наций, которые стремились к "просто независимости", за каких-то 30 лет после русской революции оказались в составе СССР или под его протекторатом.

Украина получила свою независимость, когда советская империя проиграла холодную войну и казалось навсегда ушла в прошлое. Когда коммунизм проиграл идеологическую войну свободному рынку и демократии, а российская имперская идея - возрожденному национализму республик. Впрочем, победа оказалась лишь передышкой перед решающим боем. Поскольку за 22 года своей независимости Украина так и не наполнила ее привлекательным содержанием для своих граждан и добавленной стоимостью для внешнего мира, агрессия возрожденной псевдоимперии была лишь вопросом времени. Мы можем сколько угодно вопить о коварстве Путина и нарушении Кремлем всех мыслимых и немыслимых норм международного права, но будем откровенны: российскую агрессию спровоцировала прежде всего наша слабость. Трайбалистская логика электората, которая раскалывала Украину. Непотизм власти и общества. Тотальная коррупция. Монополизм в экономике. Слабость и неэффективность государственных институтов. Что побудило значительный процент украинских граждан ностальгировать даже за поздним СССР, в котором в действительности было мало привлекательного.

Сегодня, чтобы выиграть наш поединок с "русским миром", мы должны превратить нашу войну за независимость, которая продолжается, в революционную войну. Мы должны предложить миру новые смыслы и новые перспективы. Мы должны убедить мир. Что Украина это не только "свое" - это конкурентоспособное. Что Украина - это добавленная стоимость не только для украинцев. Что мы не просто останки УССР, перекрашенные в желто-голубые цвета и переведенные на украинский язык. Мы не имеем другого выбора, чем становиться современной Америкой - опытной площадкой, на которой конструируют будущее для мира. Потому что "маленькая советская армия" (c) Glen Grant под желто-голубыми флагами обречена на поражение от великой советской армии под триколором. Маленькая сырьевая постсоветская экономика обречена проигрывать большой сырьевой постсоветской экономике. Полицейское государство в исполнении Авакова обречено в поединке с ФСБшным государством Путина. Неэффективная и коррумпированная украинская бюрократия всегда будет проигрывать такой же российской. Компрадорская украинская буржуазия с завистью будет смотреть на запредельную русскую.

Без революционных изменений украинского общества, радикальной модернизации украинской государственности и прорывных решений в экономике мы обречены на стагнацию и поражение. Или мы превратим нашу войну за независимость (отдельную идентичность) на Revolutionary War (войну за будущее) или в лучшем случае нам светит перманентная стагнация в буферной зоне между Россией и Европой, в худшем - скорое возвращение в "русский мир".

Геннадий Друзенко

 



Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...