Геноцид культуры, или Как правительство уничтожает украинскую самобытность

Наталья Григорьева
Наталья Григорьева

Журналист

Довженко-Центр Facebook

Мемориальную доску в честь выдающегося украинского живописца Александра Мурашко в Киеве выбросили на помойку. Такое ужасное фото увидела на просторах соцсетей.

Это событие вполне можно было бы обойти, списав на то, что, мол, неучи, бестолочи и профаны (знакомо, не так ли?) есть, увы, везде и всегда, если бы не череда событий, которая предшествовала этому.

Но обо всем по порядку.

Когда в конце марта комитет ВР по вопросам гуманитарной и информполитики заявил о том, что Минфин намерен лишить финансирования Госкино, Украинский культурный фонд, Институт книги, а также программы по информполитике и туризму, просторы интернета запестрили названиями: "Крах культурной сферы", "Смерть всей креативной индустрии" и тому подобное. В ФБ работники культурной отрасли устраивали флешмоб с призывом к власти "прекратить геноцид культуры". Но дальше все это не имело продолжения – как ни крути, а карантин давал о себе знать. К тому же некоторые из "рядовых граждан" пожимали  плечами и откровенно возмущались, мол, и чего тем "культурникам" все неймется, тут вон и так все дорожает, экономика стоит на месте, коронавирус свирепствует, мы все умрем, так для чего эта культура. В чем-то они, конечно, правы, но об этом чуть позже.

Все остальные "культурно-взрывные" события произошли в течение прошлой недели.

Штурм музея Гончара представителями ГБР. Почему именно штурмом пришлось брать Национальный центр народной культуры? Только ради того, чтобы вручить повестку пятому президенту? Если так, то позор, что не в состоянии были найти другого, более цивилизованного способа. Как говорится, их силы и в русло борьбы с вооруженными бандитами, так цены бы тем силам не было. А так кроме позора на весь мир и испанского стыда больше ничего.

И, наконец, события вокруг "Довженко-Центра". Утром 28 мая Всеукраинский киноархив "Довженко-центр" заявил о своей неплатежеспособности. Зарплаты работникам не выплатили еще за январь и февраль. Поэтому без дальнейшего финансирования со стороны государства Центр функционировать не сможет. Директор центра Иван Козленко написал заявление об увольнении.

"С начала 2020 года Центр не получил планируемое государственное финансирование по бюджетной программе 1806030 "Государственная поддержка кинематографии", что связано с неутверждением Министерством финансов представленного Министерством культуры и информационной политики (МКиП) проекта паспорта программы. Одной из причин неутверждения паспорта является саботаж руководством Государственного агентства Украины по вопросам кино своих обязанностей в части организации бюджетного процесса и представление в Минфин заниженных показателей финансирования Центра вопреки утвержденному МКиП годовому плану предприятия и Порядку использования средств, утвержденному Постановлением КМУ от 18 апреля 2018 г. № 339", – сказано в официальном заявлении.   

В тот же день несколько часов спустя в здании учреждения прошли обыски. Обыскивать и изымать документы взялись СБУ и полиция. Правда, они заявили, что с заявлением о неплатежеспособности Центра и увольнением Козленко они не связаны.

Но это уже такое.

Действительно, экономическая ситуация сейчас тяжелая. Финансирования требует война на два фронта: с российскими оккупантами на востоке и с коронавирусом внутри страны. А еще много других расходов, без которых никак. Я, по правде говоря, совсем не завидую нашему премьеру, я даже ему иногда сочувствую, потому что госфинансирования требуют немало отраслей, поэтому здесь следует выставлять приоритеты.

Фильмофонд Центра признан национальным культурным достоянием. Часть фильмофонда отнесена к Национальному архивному фонду Украины. Киноархивный фонд Центра состоит из фонда личных документов, фонда киноафиш и киноплакатов, фотофонда, библиотечного фонда и тому подобное.

И это именно то, что должно быть исключительно под опекой государства.

На сайте президента уже начали собирать подписи за спасение "Довженко-Центра". Да только поможет ли это…

Конечно, человек, как существо материальное, нуждается именно в материальном: еде, питье, одежде. Но не только в них, потому что иначе мы бы не отличались от животных, не так ли?

Покорить страну можно через жажду и голод, а также оружием. И это будет быстрая смерть.

А можно и без танков. Достаточно лишь отобрать у людей язык и уничтожить их культуру. Все остальное довершат те поколения манкуртов, которых будут растить после этого. И это уже будет смерть отдаленная, но окончательная. И навсегда. Потому что память о прошлом будет стерта.

Можно приводить много примеров, как в трудные времена разные государства вкладывались в культуру. Но взамен предлагаю немного необычный пример – Индонезии. Страна не принадлежит к сильным мира сего. Аграрная, с двумя третями сельского населения и кое-где "дикими" территориями, большинство которых составляют небольшие родовые общины. Но несмотря на это одним из приоритетов определена культура.

По этому поводу общаюсь со стипендиаткой программы Darmasiswa (2013-2014) Любовью Плавской.

От нее узнаю, что первая часть названия программы, по которой она училась, - Darma - означает "бесплатно". Вот такое совпадение. Или, может, не совпадение, а наши языки являются родственными?

Итак, программа Darmasiswa (darma - бесплатно, siswa - студент). Его предоставляет Министерство образования и культуры Индонезии совместно с Министерством иностранных дел. Участие в программе ежегодно принимают около 700 иностранных студентов со всего мира, они могут выбрать место обучения, а также специальность: изучение индонезийского языка, традиционная музыка, традиционный танец, народная медицина, традиционные виды визуального искусства (резьба по дереву, батик, живопись и прочее).

"Отбор кандидатов на стипендию, - рассказывает Люба, - проходит довольно долго, подача документов обычно открывается в конце осени, решение о зачислении выносят в начале лета. Перелет туда и обратно не оплачивается индонезийской стороной. Обеспечивается лишь ученическая виза на весь период обучения (что является большим плюсом), KITAS - "вид на жительство", который дает много прав и возможностей студенту во время проживания в Индонезии, частично приравнивая его к местным жителям. И, конечно, ежемесячно (и также во время каникул) выплачивается достаточно крупная сумма стипендии".

Цель программы:

  1. популяризация культуры и "бренда" Индонезии в мире;
  2. взаимная интеграция искусств Запада и Востока, кросс-культурные проекты;
  3. поощрение туризма через такую популяризацию, потому что люди, которые однажды попали туда и имели такой замечательный райский период жизни, обычно хотят туда вернуться и привозят своих друзей;
  4. углубление знаний об Индонезии и распространение культуры в научных отраслях. Много стипендиатов после окончания периода обучения возвращаются в свои страны и пишут научные работы на темы индонезийской культуры.

- Как индонезийцы относятся к своему культурному наследию? – интересуюсь.

- Индонезийцы все еще находятся в "живой традиции", по моему мнению, большинство из них не понимают, что это "наследие" может стать прошлым. Гамелан, к примеру, звучит по всем улицам и домам, традиционную музыку играют с детства, традиционным танцем владеет почти каждый ребенок.

Мне кажется, индонезийское общество в плане культуры сейчас похоже на подростка, который не до конца осознает ценность родительского дома и хочет оттуда в "большой мир".

Молодежь Индонезии, конечно, увлекается западной культурой, музыкой, кино. Сейчас западная и традиционная местная культура (включая обряды, среди которых есть очень древние и дикие) сосуществуют вместе.

- А на каком языке происходит обучение? На английском?

- А вот и нет, - отвечает Люба. – Мне надо было очень быстро изучать индонезийский язык, потому что мой английский мне там не понадобился.

Оказывается, они еще и язык свой лелеют, не только культуру.

- Мечтаю и надеюсь, - заключает Люба, - что в Украине люди постепенно будут все больше узнавать о музыке Индонезии и у нас когда-то появится наш собственный украинский гамелан-оркестр.

Хорошая мечта. Хотелось, чтобы и к нам так приезжали студенты изучать нашу культуру – или петриковскую роспись, или бандуру, или наше кино…

И напоследок вернемся к тому, с кого начинали, - Александру Мурашко.

29 апреля 1922 г. умер Кирилл Григорьевич Стеценко. Он исповедовал больного сыпным тифом. Тот выздоровел, а 40-летний композитор и протоиерей УАПЦ - нет. Люди рассказывали, что на него и раньше охотились чекисты, но каждый раз он успевал скрыться в лесу. После убийства автора "Щедрика" Стеценко сказал: "Теперь моя очередь...". В течение 1919-1922 гг. агенты Москвы расстреляли композитора Н. Леонтовича, селекционера Л. Симиренко, писателя И. Стешенко, графика Л. Лозовского.

И художника А. Мурашко.

А 100 лет спустя его будто снова расстреливают – выброшенной на помойку мемориальной доской.

Наталья Григорьева

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...