Безработица, массовое банкротство, падение ВВП, или Как Украине избежать европейского ада

Алексей Кущ
Алексей Кущ

Экономист

Трейдеры, которые работают на площадке Нью-Йоркской фондовой биржи EPA-EFE

Темпы падения экономики ЕС в результате экономического кризиса, спровоцированного пандемией коронавируса, - катастрофичны. Какие перспективы для Украины?

Об этом пишет Алексей Кущ на своей странице в Facebook.

Момент Мински

Мы стали свидетелями редкого явления - момента Мински, названного так в честь ученого Хаймана Мински, который его впервые сформулировал в рамках своей теории финансовой нестабильности и схлопывания пузырей экономических и кредитных циклов. В соответствии с его концепцией в ближайшее время часть экономических субъектов, платежеспособность которых базировалась на постоянной капитализации активов или кредитных механизмов, может резко снизиться и привести к массовому банкротству. На рынке выживут лишь консервативные участники, которые могут самостоятельно обслуживать текущие обязательства.

Правда, мировые регуляторы планируют нейтрализовать момент Мински с помощью новой программы количественного расширения, направленной на скупку всяческого корпоративного финансового мусора, но эти действия могут привести к еще более непредсказуемым результатам. И посткарантинная фаза кризиса будет более токсичной для экономики, чем карантинная, ведь раздача бесплатного сыра в виде компенсаций и пособий резко сократится. В результате к темпам падения ВВП на уровне 7,4% в ЕС добавится еще и рост безработицы с 7,5% в 2019-м до 9,5% в 2020-м. При этом, невзирая на все монетарные стимулы со стороны ЕЦБ, гармонизированный индекс потребительских цен (HICP) в зоне евро составит всего 0,2% с ростом до 1,15% в 2021-м, а инфляция - 0,6% с последующим ростом до 1,3%, соответственно.

В условиях сжатия деловой активности пакет экономических стимулов (в ЕС их назвали "автоматические стабилизаторы") будет формироваться за счет расширения дефицита бюджета: рост с 0,6% в 2019 г. до 8,5% в 2020 г. Как результат, индикатор в виде отношения совокупного госдолга к ВВП резко вырастет и впервые превысит 100%, что нарушит маастрихтские критерии макроэкономической стабильности, принятые при образовании ЕС (не выше 60%). По сути, евро, с точки зрения долговой инфляции, впервые повторяет путь американского доллара, правда, с меньшим удельным весом в международных расчетах и резервах, а также без поддержки в виде адекватного геополитического доминирования.

Новости по теме: Хрупкое будущее доллара в постпандемическом мире

В зоне падения окажутся ключевые европейские экономики: Германия с прогнозом обвала ВВП на 6,5%, Франция - на 8,2%, Италия - на 9,5%, Испания - на 9,4%, Нидерланды - на 6,8%.

Возможности для Украины

Для нас европейская экономическая динамика важна по ряду причин. Европа для Украины - не только рынок труда, но и ключевой рынок сбыта продукции. И любое экономическое замедление в ЕС неминуемо повлияет на спрос европейских покупателей на наши товары.

Здесь может быть бивариантный шок. С одной стороны, цены на котируемые и условно котируемые сырьевые товары, которые мы продаем в ЕС, напрямую зависят от мировых ценовых трендов. Сохранить вал выручки от продажи агросырья, металла и руды можно будет с помощью наращивания физических объемов, если точка безубыточности позволит нам за счет демпинга выиграть конкурентную борьбу на более узком рынке. С другой стороны, спрос на нашу продукцию с более высоким уровнем добавленной стоимости может сократиться как за счет снижения покупательной способности, так и в результате перехода на более дешевые аналоги. Скажем, украинским производителям обуви будет сложнее выигрывать конкурентную борьбу у азиатских стран.

Но экономический спад в ЕС имеет и глобальный характер, учитывая параметры европейской экономики. На сегодня это конгломерат в 513 млн человек, формирующий более 15% мирового ВВП. При этом группа ЕС-15 (старых членов) генерирует 90% континентального валового продукта, а группа ЕС-13 (новые члены) - всего 10%. Резкое изменение делового тренда больше ударит по последним, так как они частично утратят рынки старых членов Союза, и, кроме того, существенно снизится встречный инвестпоток, включая централизованные дотации на развитие и региональное выравнивание. Старые страны будут падать со средних темпов роста в 1,9%, а новые - с 3,9%, то есть им будет явно больнее, особенно это касается Польши, которая в 2019-м выросла на 4%, и Венгрии (на 4,6%).

Чтобы понять масштабы падения европейской экономики, приведем абсолютные значения ВВП, который с 2015 г. вырос с $16,4 трлн до $18,3 трлн, а подушевой доход, рассчитанный по паритету покупательной способности, - с $36 тыс. до почти $39 тыс.

Последние пять лет Европа проводила политику сокращения совокупного бюджетного дефицита и относительной задолженности (долг к ВВП): первый показатель уменьшился с -2,3 до -0,9%, а второй - с 71,3 до 66,9%. Эти результаты будут фактически обнулены.

Основной удар кризиса коснется котируемых и условно котируемых товаров, в частности, поставок аграрного сырья, черных металлов и продуктов питания. В отношении стимулирования экспорта металлургической продукции наши возможности ограничены системой антидемпинговых расследований в ЕС и порогом рентабельности продаж украинских металлургов, который будет сокращаться по мере удешевления железорудного сырья на мировых рынках, вследствие чего мы частично утратим свой факторный показатель конкурентоспособности (наличие собственных ГОКов).

В то же время, учитывая кризис в аграрном секторе ЕС в 2020-м, у нас открывается возможность по наращиванию экспорта продовольственных товаров при наличии мягкой монетарной политики НБУ, системной, а не избирательной программы субсидирования агросектора со стороны правительства (в первую очередь фермерских хозяйств), а также при условии плавной девальвации нацвалюты. В таком случае, особенно на фоне кризиса производства в Польше, у наших производителей в секторе переработки агросырья появится шанс на расширение товарной ниши.

Отдельный кейс - увеличение экспорта электроэнергии в ЕС, причем не только в контексте работы Бурштынского энергоострова, но и запуска энергомоста из Украины в Польшу (подключение к экспорту электроэнергии Хмельницкой АЭС). Более тесная интеграция нашей ОЭС в континентальную энергетическую систему Европы (ENTSO- E) позволит существенно нарастить экспорт избыточного объема электроэнергии из Украины в ЕС.

Экономика ЕС будет неуклонно сползать в дефляционную ловушку, которая лишь усилится за счет сокращения платежеспособного спроса, сжатия сектора частных инвестиций и падения цен на энергоресурсы. Недаром известный экономист и "пророк по кризисам" Нуриэль Рубини предрек, что рано или поздно глобальному миру придется решать, что ему важнее: спасение дисфункциональной финансовой системы в виде гигантского пузыря, или выход из дефляционной ловушки, в которой окажется реальный сектор экономики. Именно поэтому он назвал нынешний кризис Очень Большой Депрессией. Но это решение будет принято не в 2020 г., и продавать товары в дефляционной среде будет очень сложно, особенно сырьевые и полуфабрикаты.

Новости по теме: Призрак стагфляции бродит по миру: Чего ожидать Украине?

Возможность наращивания поставок нашей промышленной продукции пока блокируется проводимой у нас политикой деиндустриализации, хотя возможности для этого есть, что и показал рост небольших цеховых производств в Западной Украине, заточенных на европейский рынок. Правда, большинство из них стали убыточными из-за атипичной ревальвации гривни в прошлом году.

Наибольший риск, который сейчас обсуждают в ЕС, - вероятность возникновения существенных структурных перекосов между странами - участницами Союза, которые будут усиливаться по мере активации модели посткризисной экономики. Это может привести к ослаблению целостности ЕС. Как следствие, нарушение глобальных производственно-сбытовых цепочек, экономический эгоизм и доместикация систем производства и потребления, усиливаемая политическими течениями. Может возникнуть ситуация, когда, спасая национальные рынки труда и реальный сектор от массового банкротства, отдельные страны ЕС поставят свои эгоистичные интересы выше наднациональных. А еще это будет происходить в то же время, когда Великобритания и ЕС должны выработать совместную тарифно-торговую политику.

Что делать ослабленной украинской сырьевой экономике в условиях частичного закрытия базового экспортного рынка? Прежде всего создавать свои кластерные точки роста. И вспомнить, что Китай создал свой экономический профиль, пройдя сквозь три мировые рецессии: начала 1990-х, "доткомов" и глобальный финансовый обвал. Плюс азиатский кризис 1997 г.

Тактика здесь простая: если твоя экономика пока не может конкурировать с более развитыми странами - создавай прорывные направления. Это как концентрация численного превосходства на направлении главного удара, даже если твоя армия при сравнении общих параметров меньше.

Закредитованность европейского бизнеса приведет к массовым банкротствам и закрытию предприятий, особенно в сегменте МСБ. Нам нужно выбрать два-три направления для использования освободившегося экономического экспортного пространства. Именно на них нужно концентрировать ресурс государственного субсидирования на фоне постепенной активации кредитной активности банков, мягкой монетарной политики НБУ и умеренного девальвационного стимула. Нужно подключить к парализованной "руке рынка" новые механизмы управления в виде государственной промышленной и кредитной политики, ведь для этого у нас есть группа госбанков, занимающая 60% рынка, и теперь впервые можно сказать, что это хорошо. Плюс доместикация внутреннего потребления, когда каждая гривня должна найти украинский товар. Уж очень по-китайски получается, но разные истории успеха, как колесо автомобиля, отличаются стилем дисков, а не формой.

Алексей Кущ

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.



Loading...