Новости » Политика Читати новину українською

Затяжной скачок: Спикер Разумков имеет президентские амбиции или имитирует их?

Наталья Лебедь
Наталья Лебедь

Журналист, публицист, райтер, корреспондент 112

 
Председатель Верховной Рады Украины Дмитрий Разумков Фото с открытых источников

Когда при "живом" еще президенте его потенциальный временный заместитель (а по Конституции Украины это – спикер Верховной Рады) начинает шутить о том, что он и есть настоящий глава государства, это означает одно из трех.

Или то, что он вовсе не шутит, а говорит серьезно.

Или то, что президенту такого спикера "подбросили враги". То бишь есть силы, заинтересованные в том, чтобы посеять вражду между этими двумя фигурантами.

Или то, что власть сама инспирирует такое поведение спикера. А вот зачем ей это нужно - вопрос отдельный.

Во всех трех версиях zik.ua разбирался вместе с командой экспертов: заместителем директора Украинского института исследования экстремизма Богданом Петренко, директором Института глобальных стратегий Вадимом Карасевым, директором Украинского института анализа и менеджмента политики Русланом Бортником, политологами Кириллом Сазоновым и Борисом Тизенгаузеном.

"Седьмой мишка брауни"

Когда на днях пресс-секретарь Владимира Зеленского выложила в сеть испеченные ею пирожные – с комментарием, что шестой медвежонок, мол, не удался, она даже не думала, какой смысл вложат в это ее фолловеры. А они увидели аналогию с шестым "неудачным" президентом страны. Обыгрывая политическую кухню власти, наши эксперты отметили, что плохим является тот украинский политик, который не мечтает сейчас стать "седьмым мишкой брауни".

И спикер Дмитрий Разумков здесь не исключение.    

Недавно он уже комментировал свои президентские амбиции. Он отметил в интервью немецкому изданию Welt, что на украинском языке его должность звучит как "председатель парламента", а на немецком – "президент парламента". "Итак, по крайней мере в некоторой степени, я уже президент", – указал Разумков.

Но до разговора с "Вельтом" была беседа спикера с изданием "Гордон". Во время которой его настойчиво расспрашивали, может ли быть так, что в будущем Разумков будет баллотироваться в президенты. Походив вокруг да около, Разумков так и не сказал категорического "нет". Лишь заверил, что "сегодня не готовится к президентской кампании", что ему есть чем заняться в Верховной Раде. Но в то же время напомнил, что два года назад он представить не мог, что станет председателем парламента.

"Пути Господни неисповедимы", – резюмировал Разумков.

А поэтому не удивляемся, что Господь послал председателю Верховной Рады второй среди представителей власти рейтинг доверия и один из самых низких уровней недоверия. Сейчас, как свидетельствуют данные группы "Рейтинг", довольны деятельностью Дмитрия Разумкова 23% опрошенных, недовольны – 55%, и этот показатель недовольства ниже, чем у президента Зеленского.

И, кроме шуток с немецкой прессой, есть еще одна красноречивая деталь, которая может свидетельствовать, что спикер тайно лелеет намерение побороться за президентское кресло. Это – его пока не явная, "глухая" оппозиция к команде власти. Оппозиция, которая дает о себе знать даже несмотря на то, что эта команда его "выкормила" и привела туда, где он сейчас.

Яркий пример – события вокруг Конституционного Суда Украины, когда в противовес президентскому проекту о роспуске КСУ Дмитрий Разумков предложил принять альтернативный закон, который предусматривал восстановление электронного декларирования доходов чиновников.

Новости по теме: Урегулирование ситуации с КСУ: Появился текст законопроекта Разумкова

Вероятно, спикер пытался переиграть Владимира Зеленского в этой конфликтной ситуации. Намеки президента о возможном роспуске парламента остались только словами, в то время как предложения спикера объединили оппонентов и временно погасили кризис.

А если копнуть глубже, то можно вспомнить и то, как Разумков осуждал "турборежим", в котором работала Рада в начале своей каденции, и фактически остановил этот процесс. Тогда у него продолжалось трение с председателем ОП Андреем Богданом, которое он дипломатично называл "жесткими дискуссиями".

В рамках этой линии Разумков остановил также и скорое принятие закона о продаже земли. Отвергнув "турборежим", он согласился на постатейное рассмотрение всех поправок, хотя депутаты фракции "Слуги народа" обвиняли спикера в потакании оппозиции.

Довольно сдержанно Разумков отреагировал и на проект "Пять вопросов президента". Из его тогдашних комментариев нельзя было понять, поддерживает он такую инициативу или нет.

Зато было очевидно, что он вырывается из тени Зеленского. И, вероятно, начинает собственную игру, хотя тут, как говорится, возможны варианты.

Горе от ума Разумкова

Кирилл Сазонов замечает, что нынешнего спикера, вероятно, подводит его собственный успех и неожиданный взлет. Он уже сейчас является второй персоной в государстве, хотя если учитывать, что у нас парламентско-президентская республика (а не наоборот), то де-юре – даже первой. Так почему бы ему и не формализовать свой нынешний статус? Или хотя бы помечтать об этом? А "вопрос своей узнаваемости для широких слоев он решит до следующих президентских выборов", – говорит Сазонов.

Все нынешнее поведение Разумкова - не просто так, убежден Богдан Петренко. Спикер, во-первых, "прощупывает почву – и на предмет формирования будущей команды, и на предмет "фидбека" со стороны действующей администрации, и на предмет поиска ресурсов". Во-вторых, он демонстрирует независимость от Банковой, оппозиционируется от нее. А в-третьих, пытается влиять на общественное мнение, говорит эксперт.

"Слова Разумкова, адресованные Welt, не прозвучали бы случайно. Если бы Разумков был действительно членом команды президента - стопроцентным и надежным, как о нем в свое время говорил Зеленский, он не позволил бы себе таких "шуток", – добавляет Петренко.

Амбиции – амбициями, но есть ли у Разумкова детализированный план, как достичь желаемого? - риторически спрашивает Руслан Бортник. "Пока что он не демонстрирует подготовку к борьбе за президентское кресло. Вес Разумкова основывается на его нынешней должности, а она зависит от поддержки со стороны президента", – говорит он.

А по поводу инициативы спикера по разруливанию конституционного кризиса поясняет: "Разумков просто понял, что идея президента распустить КСУ – непроходима, поэтому, чтобы не отдавать инициативу оппозиции, перехватил ее сам".

Спикер у нас более эффективен, чем Офис президента, констатирует Бортник. Нравится это последнему или нет.

Но в любом случае открывать все карты сейчас Разумков не станет, включается в дискуссию Вадим Карасев. Еще слишком рано, потому что "уровень доверия к президенту высокий, а Разумкова вообще почти никто не знает. Это элитная игра: тот, кто против президента, пытается создать ему альтернативу, но в массы такое не пошло. Хотя ставки на Разумкова уже понемногу делают. И свита понемногу формируется. Потому что все хотят попасть во власть".

С другой стороны, интерес к себе надо время от времени подогревать, а потому "Разумков и говорит полунамеками. Ведь иначе нельзя – надо держать интригу", – отмечает Карасев. 

А вот Борис Тизенгаузен считает, что председатель ВР сейчас просто избегает фальстарта. "Если он сейчас скажет "да, есть у меня амбиции", потому что вдруг тут скоро досрочные или еще что-то, его начнут сталкивать, увидев в нем конкурента. Поэтому Разумков не дурак, он не будет говорить. Он скажет об этом, когда начнется активная фаза кампании", – утверждает он.

Не первый, но и не второй

Впрочем, возможны и другие варианты. Богдан Петренко предполагает, что "президентство Разумкова" могли придумать на Банковой. Абсурд? Нет. Потому что еще не было такого президента, объясняет он, для которого парламент не был бы "больным местом" и фактором раздражения. Не составляет исключение и Владимир Зеленский, и даже несмотря на то, что парламентское большинство сейчас составляет одна – подконтрольная ему фракция. Впрочем, от Верховной Рады президенту всегда есть одна неизменная польза: что бы ни происходило в государстве, парламент можно всегда сделать виновным, а самому избежать ответственности.

"Если были какие–то инспирации со стороны Банковой, то они заключались в том, чтобы показать парламент как негативную сторону - в противовес позитиву в виде президента. Скорее, ставка делалась на это, а не на то, чтобы вырастить из Разумкова реальную альтернативу Зеленскому. Спикеру могут создать имидж со знаком "плюс", чтобы в дальнейшем сбрасывать на него весь негатив. Но это при условии, что власти свойственно стратегическое мышление, а это вряд ли", – скептически добавляет Петренко.    

Это вообще типично украинский стиль управления, добавляет он, – работать так, чтобы было на кого сбросить все ошибки и промахи.

А вторая примета украинской политики, говорит Петренко, "в межсезонье и период затишья" вытягивать из колода фигуру спикера и прикладывать ее к президентскому креслу. Хотя, правда, немало бывших спикеров, например, Александр Ткаченко, Александр Мороз, Владимир Литвин действительно имели президентские амбиции. Но президентом из них стал только один – Леонид Кравчук, возглавлявший Верховную Раду УССР в 1990-1991 гг. Больше в этом отношении везло премьер-министрам.

Между тем Кирилл Сазонов убежден: нынешняя власть не способна к сложным интригам и комбинациям. И хитрая схема, по которой ответственность перекладывается на Разумкова, – ей не по зубам. Команда президента Зеленского может лишь молча наблюдать за тем, как "растет" спикер. И даже если у нее это вызывает раздражение, сделать она ничего не может.

А вот Руслан Бортник считает, что "Разумкова с Зеленским все время сталкивают оппоненты, которые таким образом пытаются создать кризис внутри команды власти". При этом Зеленский, бесспорно, чувствует конкуренцию с парламентом, и это может привести к еще одному кризису.

В свое время Александр Турчинов, который выполнял обязанности президента до избрания им Петра Порошенко, очень правильно сделал, что даже не пытался побороться за кресло государства, говорит Вадим Карасев. Потому что одно дело - это плести интриги, а совсем другое – победить на всенародных выборах. "Со своей тактикой в 2014-м Турчинов не прогадал, главное, чтобы так же сейчас не прогадал Разумков", – отмечает Карасев.

А Богдан Петренко вспоминает, как сам себя именовал когда-то Александр Ткаченко (тот, что председательствовал в Раде с 1998-го по 2000-й год). "Я не первый, но и не второй", – говорил он. Не слишком комфортная позиция для самоидентификации, а потому не удивительно, что носитель такого "звания" может иногда срываться на довольно дерзкие поступки.

Наталья Лебедь

 

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIK.UA

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Loading...