четверг, 5 октября, 2017, 11:32 Человек
Марко Р. Стэх: Миру нужен Борис Лятошинский

Когда в 1926 году на концерте в Киеве наконец, с 8-летним опозданием, прозвучала музыка Первой симфонии Бориса Лятошинского, то большинство слушателей, наверное, почувствовали, что они стали свидетелями исторического события: начала полноценного мирового уровня симфонизма в украинской музыке. Конечно, это произведение не было первой симфонией в нашей традиции. Тогдашние меломаны знали, что в конце 1780-х Дмитрий Бортнянский написал «Концертную симфонию», которая считалась первым симфоническим произведением в Российской Империи. Сегодня мы знаем, что еще раньше другой земляк Максим Березовский создал, как минимум, одиннадцать симфоний в стиле классицизма, одна из которых недавно найдена.

В романтическом стиле симфонические увертюры писал галичанин Михаил Вербицкий, автор музыки к гимну Украины. Симфоническую музыку писал Николай Лысенко и подзабытый Владимир Сокальский, хорошую «Украинскую симфонию» создал Михаил Калачевской. Мало того, «Украинская симфония» чеха Арношта Ванчуры так глубоко укоренена в украинский мелос (напев - ред.), что многие считают ее частью не только чешской, но и украинской музыкальной традиции. К этой категории относится также и вторая «Малороссийская» симфония Петра Чайковского, который происходил из украинского казацкого рода Чаек.

<nbsp;>

Но только Первую симфонию Лятошинского можем по-настоящему считать выходом украинского симфонизма на высоты мировой музыкальной культуры. Зря, что это произведение очень молодого композитора, написанное еще в 1918 году в охваченном революцией Киеве. Бесспорно в нем есть еще влияние и заимствование. Драматизм Рихарда Вагнера, насыщенность симфонической архитектоники Густава Малера, построение мелодий в стиле Александра Скрябина. А вместе с тем это произведение самобытное, которое полноценно вписывается в тогдашний европейский симфонизм.

Во время его написания автор был студентом Киевской консерватории в классе Рейнгольда Глиэра, выдающегося педагога и композитора, киевлянина французского происхождения, который заприметил и хорошо понял необычайный музыкальный талант Лятошинского и сблизился со своим учеником настолько, что они навсегда остались близкими друзьями. Именно из массива переписки Лятошинского и Глиэра, недавно потому найденного и изданного музыковедом Марианной Копицей, у нас сегодня есть возможность получить бесценную информацию об идеях, творчестве и сложных жизненных судьбах обоих создателей. Глиэр, наконец, был первым исполнителем симфонии Лятошинского, встав за дирижерский пульт на том концерте 26 г.

<nbsp;>

И это была единственная возможность для Лятошинского услышать исполнение своей Первой симфонии за всю жизнь. Волею судьбы или, скорее, велением тоталитарного режима, который десятилетиями подавлял, а то запрещал творчество композитора. Несмотря на то, что Лятошинский вырос в композитора, которого впервые в нашей культуре можем полным правом ставить среди ведущих классиков мировой музыки его времени. А особенно ярко его талант и гений оказался в сфере симфонической музыки. Факт, что Лятошинский еще до сих пор малоизвестен в мире – следствие того, что в тоталитарном СССР его музыка не имела возможности звучать, а современная Украина, к сожалению, еще очень плохо занимается пропагандой вершин собственной культурной традиции в мире.

Да и судьба всех его пяти, достойных удивления, симфоний Лятошинского была сложной. Вторая симфония, созданная в 1938 году была запрещена сталинским правительством, как произведение формалистическое и антинародное, и она никогда не прозвучала на концерте при жизни композитора. А пафосная и трагическая Третья симфония, написанная в 1948 году, оказалась под таким ливнем партийной критики, что Лятошинский был вынужден написать вторую редакцию и заменить трагический финал на «соцреалистично оптимистичный».

<nbsp;>

Вообще, с начала 1930-х гг вплоть до 1960-х Лятошинский был украинским композитором чуть ли не самым критикуемым партийными наблюдателями. Его творчество не раз оказывалось на партийных судах, которые легко могли кончиться ссылкой и расстрелом. Композитора травили за реакционность и неприятие советской действительности, а его произведения запрещали или просто их не исполняли, и постоянные преследования до такой степени подавляли Лятошинского, что в одном из писем к Глиэру он писал: «как композитор я мертв, и когда воскресну не знаю».

Но все-таки, несмотря на давление и травлю, он не поддался. Не пошел на компромиссы в своем искусстве, не снизил планку творчества до уровня официально одобреного соцреализма. Очередные симфонии Четвертая и Пятая только стали свидетельством дальнейшего развития его мастерства. Он написал тоже ряд симфонических поэм, продолжал писать камерную музыку, пьесы для фортепиано и других инструментов, был автором двух опер. И в культурном мире Киева, среди истинных любителей музыки, авторитет Лятошинского вырос до культовых измерений. Для многих он был живым символом непокоренности украинской музыки как таковой.

При этом он был, пожалуй, самым влиятельным педагогом в украинской музыке своего времени, который лелеял у студентов стремление к творческим поискам новым путям в музыке. Он был профессором композиции целой когорты современных классиков. Леонид Грабовский, Валентин Сильвестров, Леся Дычко, Евгений Станкович, Иван Карабиц. В конце концов, именно его студенты создали в 1960-х гг. яркий феномен «Киевского музыкального авангарда».

<nbsp;>

А в период независимости творчество Лятошинского начинает проникать в пространство мировой культуры. В 1994 году под упрвлением американского дирижера украинского происхождения Теодора Кучара Национальный симфонический оркестр Украины осуществил записи компакт-дисков для американской фирмы Марко Поло с пятью симфониями Лятошинского и симфонической поэмой «Гражина». Эта запись получила международное признание лучшей записи года. А под современную пору этот же оркестр, но под дирижерством Владимира Сиренко, осуществляет запись всех пяти симфоний, причем Третьей симфонии в первоначальной, не переработанной форме. Надеюсь, что вскоре эти записи увидят свет, и тогда призываю Вас купить себе эти произведения выдающегося классика мировой музыки Бориса Лятошинского.

А тоже призываю Вас следить за продолжением и развитием созданных Лятошинским традиций в музыке его выдающихся учеников, некоторые из которых, как, Валентин Сильвестров, снискали мировую славу. А об одном из интереснейших и величайших композиторов, которые вышли из-под крыла Лятошинского: Леониде Грабовском, поговорим в следующий раз.

Марко Роберт Стех,
для ИA ZIK

 

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
2017-10-24 09:00:13