понедельник, 17 июля, 2017, 11:15 Мир
Климатические беженцы и международное право

Мир не готов к наплыву людей, которые будут переселяться из-за засухи, наводнения, неурожая сельскохозяйственных культур и других явлениях, вызванных погодными условиями.

На пересечении массивных гималайских, каракорумских и хиндукушских хребтов расположено место под названием Трон горных богов, где высятся К2 и семь из 14 высочайших вершин мира. Этот отдаленный регион Пакистана отмечается наибольшей концентрацией ледников за пределами Полярного круга, включая Балторо – самый длинный ледник за пределами полярных областей. Он настолько большой, что его видно из космоса. Этот величественный ледник – место проживания жителей Балтистана, которые веками живут подсобным хозяйством. В последнее время таяние ледника, который всегда оставался замерзшим целый год, вызывает серьезные паводки, в результате которых регион испытывает серьезные потери урожая и скота, что повышает продовольственную незащищенность в уже нестабильной среде.

Народу Балтистана, наряду с миллионами людей во всем мире, грозит массовое перемещение из-за роста температуры окружающей среды. Наводнения, повышение уровня моря, засухи и опустынивание делают целые регионы непригодными для жизни. Доклад Генерального секретаря ООН 2012 года перед Генеральной Ассамблеей ООН по правам человека и миграции предусматривает, что к 2050 году изменение климата может принудить 250 млн людей к перемещению. Это почти в четыре раза превышает количество перемещенных лиц и беженцев, которые на данный момент имеют право на защиту УВКБ ООН (Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев). Горячие климатические места – низменные острова, большие дельты рек и прибрежные, засушливые районы – могут претерпевать резкие изменения в окружающей среде.

Изменение климата усиливает конкуренцию за ресурсы, такие как вода, продукты питания и пастбища в регионах, где люди жили на протяжении тысячелетий, потенциально вызывая жестокий конфликт. В Сирии, например, засуха и массовая нехватка урожая, начиная с 2006 года, привели к массовой миграции фермеров-суннитов в города, где преобладают алавиты, что усиливает напряженность в межконфессиональных отношениях и порождает конфликты за уменьшенные ресурсы. Хотя корни сирийского конфликта многогранны, климат и опустынивание – ключевые элементы, которые сочетаются с другими причинами. В 2011 году более миллиона человек бежали от длительной засухи и вооруженного конфликта в Сомали.

Сельские жители и жители прибрежных территорий, вынужденные мигрировать в городские районы, сталкиваются с многочисленными проблемами. Такие навыки, как рыболовство, скотоводство и сельское хозяйство, тяжело применить в городах. Потенциал конфликтов возрастает, когда муниципальные услуги, в том числе системы образования и здравоохранения, вынуждены приспосабливаться к резкому росту количества людей, общающихся на разных языках и имеющих разные нравы. Трудности часто представляют собой совокупный результат таких факторов как стихийное бедствие, конфликты, слабое управление и бедность. Катастрофы могут поражать регионы, которые уже испытали конфликты, или могут действовать последовательно: один фактор заставляет семью покидать дом, а другой побуждает снова двигаться дальше.

Пострадавших от таких разнообразных причинно-следственных системных проблем можно называть «климатическими беженцами», однако этот термин пока что не защищен международным правом. Такие беженцы сталкиваются с большими политическими рисками, чем покидающие свои дома из-за войн или политического угнетения. В отличие от традиционных беженцев, климатические беженцы могут быть принудительно возвращены в опустошенную родину или в лагеря беженцев. Согласно действующего международного законодательства, миграция, вызванная климатическими проблемами, вызывает применение ограниченных механизмов правовой защиты или помощи.

Наши существующие международные правовые нормы были испытаны в 2015 году, когда Иоанн Тейтиота, житель Кирибати, проиграл прошение о приюте в Новой Зеландии в деле, которое могло бы сделать его первым в мире климатическим беженцем. Тийтиота утверждал, что его островной дом идет под воду, тем самым становясь непригодным для жизни. Конвенция 1951 года о статусе беженцев определяет беженца как лицо, которое вследствие обоснованных опасений стал жертвой преследований по признакам расы, вероисповедания, национальности, гражданства (подданства), принадлежности к определенной социальной группе или политическим убеждениям, находится за пределами своей страны и не может или не желает пользоваться защитой этой страны; Апелляционный суд Новой Зеландии постановил, что, хотя изменение климата – серьезная и растущая проблема, «его влияние на такие страны, как Кирибати, должным образом не рассматривается в рамках Конвенции о статусе беженцев 1951 года». Таким образом, такие лица, как Тейтиота, не могут обратиться к существующему международному праву при наступлении экологических проблем, таких как затопление островов или разрушение прибрежных земель, что делает их бездомными. Судья был обеспокоен тем, что признание климатических беженцев открыло бы дверь «миллионам людей, которые сталкиваются со среднесрочными экономическими ограничениями», – вполне циничное описание того, что страна погружается в океан.

Решение Новой Зеландии должно привлечь внимание к отсутствию правовых рычагов защиты этой категории беженцев. Для того, чтобы начать международные дебаты, мы должны пересмотреть Конвенцию 1951 года о статусе беженцев для того, чтобы включить в нее климатических беженцев или обсудить новую конвенцию, которая бы гарантировала им конкретные права и защиту. В противном случае международно-правовая система нарушит принцип общей, но дифференцированной ответственности между богатыми и экономически менее развитыми странами. Разрешение крупнейшим в мире эмиттерам выбросов углерода игнорировать массовое перемещение других народов грозит принципу равенства глобального права, а также международной безопасности.

Международный консенсус в отношении защиты перемещенных лиц, пострадавших от изменения климата, должен базироваться на понимании взаимосвязи между конфликтами и стихийными бедствиями. Оба эти фактора, вызванные бедностью и слабым управлением, влияют на решение покинуть регион, пострадавший от бедствия.

Несмотря на то, что Австралия и Новая Зеландия являются одними из первых стран, которые получают петиции от климатических беженцев, они не будут последними; в действительности мы должны быть готовыми к тому, что климатические беженцы в ближайшем будущем начнут пробираться к американским берегам и судам. Если мир не определится с методами их защиты, включая юридическое признание их статуса, он окажется неподготовленным к новым насильственным конфликтам и другим косвенным последствям изменения климата. Мы должны строить более устойчивую систему приспособления этой разрушительной реальности. Мы не можем больше закрывать глаза на эти проблемы.

Амбер Джамиль,
The American Interest

Перевод с английского Оксаны Вергелес, для ИА ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
2017-08-17 16:42:50