среда, 12 июля, 2017, 13:01 Человек
Элитарно – это вульгарно
Татьяна Вергелес
главный редактор Информационного агентства
«Западная информационная корпорация» (ИA ZIK)

«Говорить об элите – анахронизм. Слово «элита» замарано», – сказала еще в начале дискуссии София Федина, певица, волонтер, патриотический голос Украины в поездках во всех ее уголках». Я поняла, о чем она, но была против того, чтобы НЕ говорить. «Элитарный клуб», «элитарная мебель», «элитарный отдых», «элитарная вечеринка»... Везде лепится слово «элита», «элитарный», и это диагноз.

«Элита» не просто слово, а проблема, указывающая на определенные комплексы в обществе, а с комплексами надо что-то делать, проговаривать проблему.

Сегодня «элитарно» – это вульгарно.

Очевидно, эта тема созрела для обсуждения: не так давно Мирон Иваник написал блог на эту тему, и прошло совсем немного времени и разговор об элите поставили первым пунктом на круглом столе «Культурный фронт в Украине: причины, вызовы, стратегии» в рамках моршинского фестиваля «СвоєРідне-fest». В дискуссии, которую модерировала журналистка, публицистка Галина Плачинда, приняли участие франковед, директор Музея Ивана Франко во Львове Богдан Тихолоз, писатель из Ужгорода Александр Гаврош, певица, общественный деятель София Федина, системный аналитик из Одессы Марк Меерович, журналист, писатель Остап Дроздов. Ну и я там была.

Понятие «элита» овульгарено, и для того, чтобы это было понятно тем, кто на пошлятину, распальцовку и «страшную» крутость и поместья цепляет такую этикетку – элита, надо развенчивать это дело, выяснять.

Сейчас куда не плюнь: попадешь в элиту, элиту – без берегов. «Признак психически здорового человека не считать себя элитой», – говорит Богдан Тихолоз, и мы понимаем, о чем он. На самом же деле, элита – это творческое меньшинство, креативный класс, рассуждает Богдан Тихолоз. А вот София Федина не хотела бы быть «творческим меньшинством», как и вообще « меньшинством», ибо видит себя неотделимой от своего народа. Она называет настоящей новейшей элитой волонтеров, людей общественно активных. И с ней соглашаются.

Но Остап Дроздов привычно «провоцирует» и из его уст звучит: «Глупых людей больше... Посмотрите, как примитивно общественное мнение...». И вообще государство в том виде, в каком оно есть, надо развалить, «закрыть проект». Почему бы и нет? И действительно, и всю эту сплошную олигархическую «элитарность» хочется закрыть и забыть. А как? И что дальше? Вот.

Упоминалось и об этимологии понятия, о том, что все начиналось с элитных сортов растений, животных.... «Элитные сорта» народа были истреблены: мыслящих, деятельных расстреливали, морили голодом, посылали на Соловки. Лучшие шли на смерть за Украину. Элита – Небесная сотня, воины света и добра, которые в 2014-м первыми пошли защищать Украину. «Мы – потомки худших»?

Ужгородский писатель Александр Гаврош «не ведется на этот тезис, полагая, что история не только украинского, но и многих народов – это история трагедий, истребления, – и это не помешало им создавать крепкие государства, которые сегодня процветают. Следовательно и мы не пропащие.

Справедливо призвал Богдан Тихолоз к десоциализации понятие элита: все меньше обращать внимание на регалии, награды. А все больше на поступки, на то, как человек справляется в тех или иных жизненных обстоятельствах. Одессит Марк Меерович приводил пример из жизни, как община отстояла свои права, взявшись за оружие, потому что иначе не могла найти правды. Правда, сомнительно, что «взяться за оружие» непременно признак «элиты». Но речь идет об общественной активности, чине. И в этом смысле – таки да, элита.

Я тоже вспомнила свежую новость: радеховский изобретатель Анатолий Архипчук продемонстрировал руководителю Львовщины свою мусоросжигательную установку –печное устройство с генератором пиролизного газа, который можно применять для утилизации твердых бытовых отходов путем сжигания. Вот таких людей бы называть элитой.

Соображений, предложений, кто такой и какой он, этот представитель элиты, может быть уйма. И легче – не заморачиваться, а просто уметь видеть порядочных, совестливых, деятельных людей.

И еще: элита никогда не называет себя элитой, не считает себя сливками, не вешает на себя табличку «элитарный». Это важно. Это и есть признак элитарности) Хотя, тьфу, на это овульгаренное слово.

Каждый подводил свой итог. Я же в нашем разговоре на круглом столе пришла к такому выводу:

представитель элиты – это человек, который на вызовы жизни отвечает не депрессией, безнадежностью, а действием. Сейчас такие люди в меньшинстве (да, элита – это «творческое меньшинство»), а надо бы, чтобы меньшинство перерастало в большинство, или хотя бы пятьдесят на пятьдесят. Тогда и в государстве будет как-то оптимистичнее.

 

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах IA ZIK.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
2017-07-24 11:43:52