среда, 19 октября, 2016, 13:45 Человек
Русский привкус украинского образования

Реально ли родителям школьников отказаться от уроков русского языка в украинских школах? Несколько лет назад эта задача, пожалуй, казалась бы невыполнимой. Однако сегодня учащаются случаи, когда родители учеников пытаются законным образом освободить своих детей от изучение языка соседнего государства. Мотивация у всех разная: кто-то не хочет изучать русский, считая, что полезнее будет посещать уроки английского или иные дисциплины; кто-то настаивает, что отказ от изучения языка оккупанта в условиях российской агрессии – дело чести.

И в Украине есть родители, общественные деятели, активисты, кому этот вопрос небезразличен. В соцсетях создают специальные сообщества, а вне виртуальной жизни – общественные организации.

Журналист, представитель ОО «Родительский контроль» Зоя Звиняцкивская в своей колонке на «Украинской правде. Жизнь» отмечает, что типовые учебные планы состоят из двух частей:

  • инвариантной – обязательной для всех; это те предметы, которые все ученики всех украинских школ обязаны изучить;
  • вариативной – по желанию школы.

«Типовой план начальной школы с украинским языком обучения ясно говорит: в инвариантной составляющей входит русский язык и иностранный (русский – это у нас язык нацменьшинств, а не иностранный, если что). Итак, русский – это вариативная составляющая. Это означает, что директор вашей школы так решила», – пишет активистка.

Она добавляет, что на самом деле выбор курсов вариативной составляющей вовсе не ограничивается на русском языке. Он просто огромный: в младшей школе возможны такие дисциплины как «Поэтика», «Основы экологии», «Основы гуманистической морали», «Права ребенка» и много других.

«На вопрос родителей – почему мы изучаем Русский язык», в школах непреклонно отвечают: «Потому что такая программа» заводят журналы и даже ставят оценки по этим предметам в табеле. И это при том, что курсы вариативной части оцениваются только вербально, без всяких журналов и оценок в тетрадях, домашних заданий нет – по крайней мере в младшей школе. Эта норма содержится в Примерных требованиях к контролю и оценивания учебных достижений учащихся начальной школы», – отмечает Зоя Звиняцкивская.

Итак, если родители считают, что их ребенок не должен обязательно изучать необязательный русский язык, стоит написать заявление произвольной формы, в котором сообщить о своем отказе посещать нежелательный курс. А также, при необходимости, напомнить школьной администрации, чтобы она изменила расписание так, чтобы факультативы оказались последними уроками, так как это предусмотрено нормативными документами.

Но случаются и сложные случаи. Иногда особо упорные школы умудряются изменить свой собственный Типичный план и добавить «Русский язык» в инвариантной составляющей – это делается через МОН, и министерство в данном случае считает, что просто удовлетворяет запрос школы, добавляет общественная активистка.

Житель Киева Олег Седько оказался одним из тех смельчаков, для которого отказ от изучения его сыном-пятиклассником русского языка превратилась в настоящую борьбу. В Facebook-сообществе «Родители SOS» он опубликовал ответ школы.

«Выбор русского языка... основан на пожеланиях родителей и их детей, путем опроса на родительских собраниях... Администрация школы и педагогический коллектив считают, что в школе, популяризирующей русский язык... ваш сын Орест, зная русский язык, сможет в оригинале прочитать произведения Н. Булгакова, А. Ахматовой, а главное – «Дневник» Тараса Шевченко», – говорилось в ответе администрации учебного заведения.

<nbsp;>

 

Впоследствии Олег Седько сообщил, что уроки русского для его сына все же отменили на учебный год, однако замену им не нашли. «Будет на задней парте готовиться к следующему уроку. А на следующий год уроки русского будут либо первые, либо последние», – пояснил отец ученика.

Родители школьников и общественные активисты «воюют» не только на уровне школы, но и штурмуют министерство. Так, писательница, общественная деятельница Лариса Ницой на своей странице в Facebook опубликовала ответ Министерства образования и науки Украины по изучению русского языка в школах.

«Пришел ответ на шести листах. Там на пяти листах из шести – выдержки из Законов Украины, на которые ссылается Министерство образования, почему оно развивало и будет развивать языки меньшинств и не занимается украинским. Потому что в наших законах не идёт речь о такой опеке. Речь не идет о защите государственного языка, а только о защите языков меньшинств. Вот если бы украинцы были меньшинством в Украине, тогда бы и их, и язык защищали, а так – извините. Законных оснований нас защищать нет. Так, Министерство обеспокоено уровнем изучения украинского языка, но ничего сделать не может. У нас такие законы», – возмущается писательница.

 

В то же время в своем ответе МОН признает: «В то же время, уровень владения украинским языком, в частности устной речью, учащихся общеобразовательных учебных заведений с обучением на языках национальных меньшинств во многих случаях является недостаточным».

<nbsp;>

 

Так, Министерство образования и науки направило руководителям областных департаментов/управлений образования и всех учебных заведений Украины письма с требованием соблюдать языковое законодательство. Следовательно, педагогов пытаются обязать преподавать и общаться в учебных заведениях на государственном языке – украинском.

Кроме того, общеобразовательным учебным заведениям при разработке рабочего учебного плана рекомендуется учитывать интересы учеников и их родителей – знакомить родителей и учащихся с проектом рабочего учебного плана через веб-сайт учреждения и на родительских собраниях, проводить соответствующие опросы и тому подобное.

В свою очередь, эксперт аналитического центра CEDOS Ирина Когут также подчеркивает, что родители должны интересоваться заранее, какие именно дисциплины будут изучать их дети в течение учебного года.

«В школах с украинским языком обучения русский – не факультатив, а часть вариативного компонента учебного плана. Это означает, что школа ежегодно формирует свой рабочий учебный план. Около 10% часов отводится на вариативные дисциплины, которые выбирает школа. Но такие предметы тогда становятся обязательными для изучения, ученикам ставят оценки.

Если родители не хотят, чтобы их дети изучали русский язык в рамках вариативной составляющей, они должны идти к директору школы с соответствующими заявлениями. По законодательству, вариативная составляющая определяется школой, но по согласованию родителей», – сказала в комментарии ИA ZIK Ирина Когут.

Но, подчеркивает она, такие обращения нужно направлять не среди учебного года, а еще до его начала.

Ирина Когут отмечает, что вариативные дисциплины вносятся в аттестат, табель, ученикам ставят оценки. Но в основном ни дети, ни родители не знают, что это за вариативные предметы. Школа сама выбирает, чем заполнить определенное количество часов.

«Механизм отказа от определенного предмета есть, но он упирается в то, что родители должны взаимодействовать со школой. Они должны интересоваться, какой учебный план в школе и, что будут изучать их мнения. Ну а школа должна интересоваться мнением родителей, к тому же, в более формальном виде, чем устное голосования на родительских собраниях.

Русский язык, как и любую другую вариативную дисциплину, необязательно заменять другим предметом. Но отдельному ученику сложно не посещать это занятие, проще отменить дисциплину для всех», – добавляет эксперт.

И пока родители школьников морочат себе голову, как отказаться от русского языка, в Министерстве образования и науки подготовили новый проект закона «Об образовании», который сейчас «завис» в Верховной Раде. В частности, статья 9 законопроекта определяет язык обучения в заведениях образования Украины украинский. В то же время отмечается, что «гражданам, которые принадлежат к национальным меньшинствам, гарантируется право на обучение на родном языке или на изучение родного языка в государственных и коммунальных заведениях среднего образования».

Однако такая норма законопроекта возмущает общественных деятелей. Писательница Лариса Ницой приводит свои аргументы: «Опять везде, где только можно, ввели обучение на языке меньшинств. Мы не против меньшинств и не против изучения меньшинствами своего языка. Но почему он повсюду? Даже в вузах ввели преподавание на языке меньшинств. Такое даже Табачник себе не позволял. Как вы представляете такое преподавание? Например, в вузе на врача учится армянин на армянском, крымский татарин – на татарском, венгр – на венгерском и т.д. Потом эти врачи будут разговаривать с пациентом каждый на своем языке и ставить диагноз? Для этого существует государственный язык... У нас нет учебной базы для вузов языках меньшинств. На самом деле этим пунктом Закона нагло и цинично внедряют на всех уровнях русский язык».

Также она напоминает, что в Конституции Украины нет преподавания учебного процесса на языках меньшинств в школах и вузах, нет двух часов украинского в неделю, а все остальные дисциплины – на языке меньшинств; нет содержания школ меньшинств за счет государства или обучения студентов в вузах на языках меньшинств.

А какая же ситуация складывается в регионах, где обучение в школах осуществляется преимущественно на языках национальных меньшинств? Кандидат филологических наук, доцент Ивано-Франковского национального технического университета нефти и газа, общественный деятель Ирина Магрицкая, которая является вынужденной переселенкой из г. Луганск, в комментарии ИA ZIK рассказала об истоках и последствиях двуязычия, а фактически – доминирования русского языка в школах.

По ее словам, с начала Независимости все высшие и средние специальные учебные заведения Луганщины осуществляли преподавание исключительно на русском языке. Бывало, правда, что преподаватели в начале семестра спрашивали у студентов, на каком им языке преподавать. А поскольку сельские дети, как правило, были в меньшинстве, то язык преподавания всегда была русский.

«Помню, как в начале 90-х и в Луганске, и в других городах области стали массово открываться украиноязычные классы и школы, куда родители с радостью отдавали своих детей. С десяток лет в областном центре функционировало три полноценных украиноязычных школы. Увеличился набор студентов на факультеты украинской филологии. Все вроде было правильно. А потом эти дети, закончив украинскую школу (класс), поступали в колледжи и университеты, где преподавание полностью велось на русском языке. И родители, и дети поняли, что лучше учиться в русскоязычных школах (классах), а без украинского языка можно легко обойтись. К тому же, украинский язык не был нужен и в других сферах... С тех пор в сельских школах начали вводить уроки русского языка, ибо, по словам директоров тех школ, их выпускникам трудно адаптироваться к сплошному русскоязычному обучению в колледжах и вузах Луганщины», – отмечает Ирина Магрицкая.

Как отмечает филолог, впоследствии, в 2008 году, на Луганщине начали ликвидировать украинские классы и школы.

«Однажды моя студентка с кафедры журналистики Восточноукраинского национального университета им. В. Даля, который был в Луганске, пожаловалась мне, как ей было тяжело учиться в университете первые полгода. Дело в том, что девушка из Новопсковского района, а там все села – украинские, и она училась в украинской школе. А в национальном по статусу учебном заведении все предметы, за исключением украинского языка, им преподавали на русском. И студентка не все понимала на лекциях и в учебниках, а придя в общежитие, из-за этого плакала, закрывшись в ванной...», – вспоминает преподаватель.

По мнению Ирины Магрицькой, для того, чтобы украинский язык стал действительно государственным на Донбассе, должна слаженно заработать украиноязычная система полного образовательного цикла: дошкольные учреждения – школа – ВУЗ. Без какого-то одной из ее составляющих никакого результата не будет, уверена общественный деятель. «А еще для того, чтобы процесс русификации Донбасса прекратился, нужна серьезная люстрация руководящих кадров, прежде всего в образовательной отрасли», – добавила она.

Поэтому, пример «русскомировского» Донбасса красноречиво говорит о последствиях языковых акцентов. Приймут ли противоречивый закон об образовании – вопрос времени и мудрости руководителей государства. Вместе с тем, стоит задуматься, какой мир «светит» украинским детям уже через несколько лет. А пока что каждый для себя должен решить, нужно ли украинскому школьнику из Киева, Днепра, Харькова или Житомира учить язык соседнего государства.

Подготовила Ольга Иващук,
IA ZIK

Редакция не всегда разделяет позицию авторов публикаций.
* Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
реклама
больше новостей
2017-12-18 05:18:28