четвер, 8 серпня, 2013, 16:56 Світ
Росія не досягла мети війною, тому хотіла взяти реванш через вибори

Напередодні п’ятої річниці російсько-грузинської війни головний редактор сайту «Історична правда» і ведучий однойменної програми на телеканалі ZIK зустрівся з президентом Грузії Міхеілом Саакашвілі у Тбілісі.

– Пане президенте, дуже дякую від глядачів каналу ZIK, що Ви дали згоду зустрітись у Тбілісі. 

– Мені завжди приємно це інтерв’ю, я щиро вдячний за інтерес.

Президент Грузії Міхеіл Саакашвілі

 

– Говорити ми будемо про сумну подію. Власне, через кілька днів буде чергова річниця окупації російськими військами території Грузії. Коли ви як президент, глава держави зрозуміли, що просто напруженням і перестрілками не обійдеться і що війна вже на порозі?

– Практически до самого конца этих провокаций, до начала крупномасштабного вторжения не было до конца понятно, что происходит.

В принципе, плохая информация шла со всех сторон. За несколько дней до войны все наши сайты были заблокированы. Это была первая в истории кибертака перед началом военной операции.

Так виглядала етнічна карта Цхінвальського регіону («Південної Осетії») наприкінці існування Радянського Союзу

 

В те же дни было эвакуировано мирное население города Цхинвали. Это тоже была военная операция. И не потому, что им было жалко людей, просто там [від Рокського перевалу до Цхінвалі] узкая дорога. Если бы начались перестрелки перед тем как людей эвакуировали, то тогда бы беженцы просто заблокировали бы движение танковых колонн.

Августовская война 08.08.08: Кто начал первым?

Кроме того, насколько я знаю от своих украинских друзей, Черноморский флот за несколько дней до этого пошел [до берегів Грузії].

Несмотря на то, что подобная информация шла постоянно, трудно было поверить, что они [Росія] на это [війна] пойдут. Мы жили в режиме провокаций многие годы, в особенности – последние месяцы перед вторжением, примерно с начала мая 2008-го. В каком-то смысле, накопилась усталость. И верилось, и не верилось…

– Не можна ж жити постійним очікуванням…

– Да, есть такое выражение – лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Вот у нас был «ужас без конца».

…Наши летательные аппараты сбивали. Произошла стычка между нашим и российским спецназом – в глубине нашей территории. Были бомбежки, были взрывы…

7 августа, когда уже было совершенно очевидно, что какие-то подразделения российских войск, включая танки и спецназ ГРУ, вошли на грузинскую территорию, я ещё колебался.

Російські танки біля порталу Рокського тунелю на території Грузії

 

Можно это считать несерьезным, меня за это критиковали, но я рассматривал возможность поехать на открытие Олимпиады в Пекине. Самолет был готов, и я несколько раз откладывал вылет – на полчаса, на час. И когда начальник службы протокола сказал, что если мы не вылетим в течении получаса, то поскольку в Пекине «борты» принимают в порядке живой очереди, мы просто не попадем на открытие. Я тогда сказал – отправляйте самолет, остаюсь.

И даже в тот момент я ещё колебался, поступали противоречивые сведения, мы объявили одностороннее прекращение огня.

Цхінвальський режим фальсифікує історію війни проти Грузії

– Вечером [7 серпня 2008 р.] началась массированная стрельба в нашем направлении. Был радиоперехват, в котором русский генерал говорит – давай сотрем с лица земли тот или иной грузинский населенный пункт. Потом мы получили данные телефонных перехватов, что танковые колонны уже находятся внутри Грузии. Вот тогда и стало совершенно очевидно, что имеем дело с крупномасштабным вторжением.

У перші години війни

 

– Вам дорікають, що коли 7 серпня, о 23.30, Ви віддали наказ про відповідь російським окупантам, чому в той момент в зверненні до людей ви не сказали це – що російські війська вже на території Грузії?

– Потому что мы очень надеялись, что Россия сама об этом заявит. Мы давали ей путь для отхода. У них настолько мощная военная машина по сравнению с тем, что мы имели, поэтому представить, что они всю мощь задействуют (а это и было бы, если бы мы сказали, что началась российско-грузинская война)… А так они могли сказать – там кто-то с кем-то стреляется…

– Добровольці якісь…

– Да, ведь именно так было во время абхазской войны и во время конфликта в Цхинвальском регионе в начале 1990-х годов.

Попри статус миротворця Російська Федерація була стороною конфлікту, озброювала та навчала південноосетинських сепаратистів

 

Если бы мы в даже кричали, что это крупномасштабное военное вторжение, то нас в первую очередь услышали б сами россияне. Миру всё равно нужно было время, чтобы во все это поверить. Мы думали, что если нейтрализуем передовые отряды, то они сами остановятся – мол, «ладно, что-то там было» и всё обойдется дипломатическими мерами.

Мотивация моя была – давайте оставим им дипломатические пути [до відступу].

– Нещодавно Ви зробили сенсаційну заяву, що атаку на Тбілісі зупинив президент Джордж Буш. І що саме столиця держави була метою російської військової машини.

– Да.

– Чому ж тоді американська допомога, яка, виходить, справді була – надійшла так пізно?

– Россияне всё правильно рассчитали – Буш был в Пекине. Я думаю, что основная ошибка американцев была в том, что они до конца не воспринимали серьёзно угрозу российского вторжения. Они понимали, что дела идут не очень хорошо, но поверили россиянам.

За два месяца до войны [державний секретар США] Кондолиза Райс приехала в Грузию. Накануне приезда русские самолеты пролетали очень низко над Тбилиси и в тот раз они [російська влада] не сказали как обычно – мол, мы тут не причём, это провокация, грузинские самолеты летают… В тот раз они впервые признали, что это их самолёты. Таким образом, опробовали реакцию США. Реакция была, но недостаточно сильная.

За словами грузинського лідера, саме Джордж Буш зупинив атаку російських військ на столицю Грузії

 

До этого Буш встречался с Путиным в Сочи и они договорились, что после каникул, в конце сентября, на Генеральной ассамблее ООН встретятся [міністр закордонних справ Росії] Лавров и Райс, и может быть грузинские дипломаты, и всё обсудим.

После этого Буш улетел в Пекин, Кондолиза – в отпуск. [Міністр закордонних справ Німеччини] Штайнмайер, который лучше всех понимал, что будет война (он нам прямо сказал это за два месяца до 8 августа), тоже поехал на какие-то острова…

Единственного человека, которого я нашёл по телефону, был генсек НАТО [Яап де Гооп Схеффер]. Всё, что я мог по открытой линии сказать ему – сказал. Поговорил ешё с министром иностранных дел Швеции – больше никого не было.

Війна до війни. Як Росія напала на Грузію

– Но когда Буш вернулся в Вашингтон – в воздух подняли авиацию, дислоцированную на территории Турции, перевели её в режим полной боевой готовности, прилетели дополнительные самолеты на базу в Румынии. Военно-транспортные самолеты США вошли в закрытое российскими перехватчиками воздушное пространство Грузии, а за ними летели американские перехватчики, они в любой момент могли прийти на помощь.

Плюс в сторону Грузию вышли корабли 6-го флота США. И когда их флагман [«Mount Whitney»] прошёл через Босфор, то он был вооружён крылатыми ракетами.

Російська армія мародерствує в місті Поті, яке знаходиться у кількох сотнях кілометрів від зони конфлікту. Зокрема, було викрадено і кілька десятків автомобілів «Хаммер»

 

Вице-президент США Чейни мне тогда прямо сказал – ты же понимаешь, что мы на самом деле не питьевую воду привезли, а гораздо более серьёзный груз… Россияне это тоже прекрасно знали.

– За Вашою спиною – чудове, старе місто Тбілісі. Чи існував план захисту столиці в ті дні до останнього?

– Да-да. В те дни не было сомнения, что мы должны с оружием в руках защищать город. Мы ни разу не эвакуировали президентский дворец. Не считая того, что несколько раз предлагали девушкам из пресс-центра опуститься в убежище.

Президентський палац у Тбілісі в старовинному районі Авлабарі. Саакашвілі каже, що навіть намірів покинути робоче місце під час війни не було

 

Сначала мы получали информацию от наших радаров о том, что российские самолеты вылетели. А потом, когда наши радары отключили, одна из дружественных стран нам давала информацию о вылетах по телефону.

Я помню, что и члены иностранных делегаций, которые приехали нас поддержать, говорили – конечно, даже речи быть не может, вы обязаны защищать свою столицу.

– Ви згадали про одну «дружественную страну». Україна якраз є безумовно дружньою країною для Грузії. Якою була роль нашої країни до початку гарячої фази війни і під час?

– Мы за время войны сбили больше десяти российских летательных аппаратов. Это больше, чем Россия потеряла в какой-либо войне после Второй мировой, не считая Афганистана. Мы это сделали благодаря ПВО, у которых на вооружении были украинские «Буки» и системы «Оса». Были у нас также израильские системы ПВО, но они ниже классом, чем украинские «Буки».

Один зі збитих російських льотчиків. Фото – AP Photo

 

Когда мы сбили первые самолеты, то российские летчики отказались летать, и тогда в самолёты сели их командиры. Был даже промежуток в полётах в один день. И только потом они поняли, что у нас больше нет ПВО. Ракет у нас было мало.

Голівудський бойовик про війну, з Ющенком у Тбілісі (ВІДЕО)

– А як ви оцінюєте поведінку в ті дні чільних політиків тодішньої України – президента Віктора Ющенка та прем’єра Юлії Тимошенко? Він приїхав сюди у Тбілісі, був з Вами на проспекті Руставелі, а вона достатньо прохолодно реагувала на події…

– Думаю, что в первую очередь это связано с тем, что у них уже были внутренние сильные трения и поэтому когда один политик делал одно, другой – делал наоборот.

Но надо сказать, что когда мы покупали украинское оружие, то Тимошенко нам никаких проблем не создавала, несмотря на настойчивые «советы» из Москвы. А что касается заявлений, то я не особенно следил, у нас здесь было много дел других.

Як Ющенко літав у Грузію під час війни. Рапорт польського пілота

– Но, конечно, приезд Ющенко, как и других европейских лидеров, сюда – это было очень важно. И ещё один момент – в те дни, и после у меня не было времени на детей, и они некоторое время, чтобы отойти от психологического стресса, гостили в Крыму на госдаче у четы Ющенко.

Тбілісі, проспект Руставелі, 12 серпня 2008 року

 

– Болюче питання. Чому під час війни в Грузії мала місце національна мобілізація й опозиція та преса, які зазвичай, нещадно Вас критикували, зайняли патріотичну позицію, а тепер частина з них звинувачують саме Грузію?

– Россия не смогла осуществить свою главную, стратегическую цель – свалить наше правительство, отменить нашу евроатлантическую геополитическую ориентацию, не смогла взять нашу столицу, не смогла отменить нашу государственность.

Их цели не достигнуты – нефтепроводы функционируют, страна развивалась бешенными темпами, даже после 2008 года. Это был очень сильный психологический удар по русским – они думали, что Грузии нет, Саакашвили – «труп».

И тогда, размахивая кулаками после драки, Путин и Медведев не скрывали – не получилось, но вот будут новые выборы в Грузии…

Рішення про введення військ у Грузію було прийнято в Кремлі. Володимир Путін в одному з інтерв’ю розповів, що перші плани операції датовано ще 2006 роком

 

Выборы они рассматривали как реванш. Неслучайно, что за несколько дней до парламентских выборов они устроили маневры, внутри и вокруг нашей территории, намекая как бы. Я думаю, что и это, к сожалению, отчасти подействовало на грузинское общественное мнение.

Сейчас главная проблема в том, чтобы мы им без вооруженного сопротивления не дали в мирное время то, что они не смогли взять во время войны.

Если серьёзно подумать, какая страна нам противостояла! Какая из стран Европы выстояла? Да ни одна! Только Финляндия – и то им помогла суровая финская зима. Польша, страны Балтии, Чехословакия, Венгрия – все они пали в течении нескольких дней.

Так виглядали з космосу грузинські села Південної Осетії до війни...

...а так тепер. Окупаційна влада знищила більшість грузинських сіл регіону

 

Грузия – первая страна со времён финской войны, которая не проиграла такой мощной армии! Внутри Грузии находилась их группировка в 40-50 тыс. человек. Постоянно происходила ротация, в итоге – в операции было задействовано до 200 тыс. человек, несколько сотен единиц бронетехники. Какая страна не пала бы? А Грузия не упала! Выстояла и через несколько лет стала выпрямляться.

И вот тогда через «задний ход», через демократические процедуры, через выборы и при помощи денег (победившая коалиция получила от них два миллиарда долларов – это ни для кого не секрет) – они смогли свалить наше правительство.

Фактор российских денег сыграл свою роль. Но общество, которое в 2008-м вышло и встало в миллионную живую цепь, не допустит, чтобы у нас забрали то, что у нас не забрали войной.

Графіка – російська газета «КоммерсантЪ»

 

Конечно, ситуация рисковая. Главные надежды – на грузинское общество, которое в своё время вышло на улицы [у 2003 році під час «Революції троянд»] и поэтому я никогда не буду держать зло на наше общество, даже за проигранные выборы, потому что у них были причины так проголосовать.

Я думаю, что наше общество пошло за коалицией «Грузинская мечта» потому, что всерьёз не воспринимало наши предупреждения. Многие посчитали, что это была наша [партії «Єдиний національний рух»] пропаганда. Я очень хотел бы, чтобы это было пропагандой, а не реальностью… Надеюсь, что общество даст достойный ответ.

– Перед початком інтервю я Вам подарував видану в Києві книгу Лариси Буракової «Чому Грузії вдалося», Ви її знаєте і в російському перекладі. Багато людей в Україні дуже симпатизують Грузії і почувають себе розгубленими – чи таки вдалося? Дивлячись на те, що зараз відбувається – чи сама постановка питання не є знущанням?

– Я думаю, что у нас ещё все впереди. Пока все живы, Грузия ещё стоит. У России впереди большие, большущие проблемы. Припомните моё слово! В ближайшие два-три года им будет очень сложно. И то, что случилось в Египте, некоторых других странах будет иметь последствия для нынешней российской реальности.

И я думаю, что Грузия продержится, выстоит, несмотря на некоторый откат назад. Прямолинейной история не бывает. Она всегда идёт зигзагами. Лучше, конечно, чтобы было – два шага вперед, шаг – назад. Надеюсь, чтобы происходящее было лишь шагом назад. И затем мы продолжим своё шествие.

Після кількох зустрічей з Путіним екс-спікер Ніно Бурджанадзе виграла «кастинг» на найбільш проросійського політика Грузії

 

– Але за кілька місяців Ви вже не будете президентом.

– Да.

– Якими будуть перші кроки Міхеіла Саакашвілі після виходу з президентського палацу? Куди ви підете? В яку сферу?

– Останусь в политике. Я чувствую большой потенциал, у нас очень много активных сторонников. Есть большие проекты, которые мы не завершили.

Я соглашусь вернуться в правительство только при условии, если у меня будет возможность осуществить свои планы. Просто сидеть в кабинете – это не моё, это меня не привлекает.

Люстрація по-грузинськи: повний текст «Хартії свободи»

– Вот сейчас я ещё сижу в президентском кресле, но это больше похоже на почётную пенсию. Особенно нечего делать. Экономика на нуле, проекты – порт, железная дорога, автобаны, новая система образования, укрепление вооружённых сил – все это или полностью или частично остановлено. Это не может не огорчать. Но думаю, что это лишь временно.

– Дякую, пане президенте, від глядачів «Історичної правди».

 

Вахтанг Кіпіані,
журналіст, історик, головний редактор сайту «Історична Правда»

 

 

* Якщо Ви знайшли помилку в тексті новини, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
реклама
більше новин
2017-03-26 01:38:00